Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Categories:

История про казанскую географию (XII)

Как-то вечером в ресторане казанские девушки плясали танец живота. Они плясали его так, будто за окнами был ночной Стамбул. Молоденькие татарки вертели пупками со следами пирсинга, но вот они сорвали платки с лиц и сплясали что-то латиноамериканское, но татарские лица скрыть было совершенно невозможно.
Я снова вернулся к надзирающим за устойчивостью. Там по-прежнему все начинали речи словами «Мне кажется». Эта восточная осторожность, намекающая на видения, мне нравилась.
Я знал, что большая часть всех глупостей, что говорят люди, предваряется словами «На самом деле…».
- На самом деле… - произносит человек и на секунду замирает, потому как не на самом, и дела там никакого, и эта формульная фраза только началие, поднятая рука.
Впрочем, через несколько дней какой-то блюдущий устойчивость Саурон схватился с надзирающим Гэндальфом. я посмотрел на своего друга, сидевшего рядом. Это был примечательный человек.
Кроме былых надзираний за устойчивостью, он писал детские книги и занимался поэтическим измерением земель. Назовём его Балдин.
Пока Гэндальф бился с Сапуроном, я успел понять, что не могу, как жителей зверофермы, отличить их друг от друга. В вытаращенных глазах Балдина сверкнуло безумие. Оно, быстро налилось в белки и выгнуло надбровные дуги.
Балдин не видел толкиенистской поножовщины и вообще был человеком мирным. Видимо, он вспомнил, как несколько столетий назад восточные люди били кривыми саблями по шеям его предков.
Это был настоящий арзамасский ужас, про который он мне сам и рассказывал. Дело в том, что последним днём августа 1869 года Толстой поехал из Ясной Поляны в Пензу. Он хотел купить там Ильмино, имение князя Голицына, и вот, отправился в странствие со слугой Арбузовым.
Через Тулу он приехал в Москву, первого сентября уже отправился в Нижний, приехал туда утром, а к вечеру второго сентября доехал до Арзамаса. Город Арзамас был довольно странен и парен селу, на противоположном берегу. Два белых храма стояли друг напротив друга, улицы были пусты и гулки. Толстого поселили в странной квадратной комнате, а всего квадратного он не любил. И вот в этой квадратной комнате он испытал необъяснимый панический ужас – ужас такой силы, что о его действии он вспоминал потом всю жизнь.
Теперь арзамасский ужас пришёл к нам.
Я пошутил, о чём-то, Балдин разговорился со старыми друзьями, Гендальф победил Саурона (или же наоборот). Всё успокоилось.
Но той же ночью…

Извините, если кого обидел.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments