July 13th, 2021

История про то, что два раза не вставать

ЗАМЕЩЕНИЕ


Как-то утром, проснувшись после беспокойного юношеского сна, Малыш обнаружил, что за ночь он сильно изменился. Тело его раздулось, пальцы распухли, а лежит он на чём-то ужасно неудобном. Стоило ему просунуть между телом и простынёй ставшую вдруг короткой руку, как он ощутил жёсткие лопасти пропеллера.
«Что случилось?» ― подумал он. Комната была всё та же, что и вечером. Всё так же косо висел групповой портрет рок-группы, и автограф одного из кумиров казался частью татуировки.
Носок на стуле, шорты на полу. Изменился только он.
Мать, зашедшая в комнату, дико закричала.
Это было очень неприятно. Последний раз она кричала так, когда они прогнали из дома Карлсона. Карлсон и в самом деле всем надоел. Он надоел даже ему, Малышу. Карлсон распугивал его подружек, воровал вещи и ломал то, что не мог стащить. Однажды он даже укусил Малыша. Семья Свантессонов собралась, наконец, с духом и заколотила все окна и форточки.
Последнее, что видел Малыш, была круглая ладошка Карлсона, съезжающая по мокрому запотевшему стеклу, ― и он исчез.
Теперь, проснувшись, Малыш понимал, что произошло что-то странное, и пытался объяснить это матери, но она всё кричала и звала отца.
Отец долго смотрел на Малыша, сидящего на кровати, а потом угрюмо сказал, что в школу Малышу сегодня идти не надо. И ещё долго Малыш слышал, как отец шушукается с матерью на кухне.
Малыш долго привыкал к своему нынешнему положению. Он скоро научился ходить по-новому, быстро переставляя толстые ножки, а вот летать у него получалось с трудом, он набивал себе шишки и ставил синяки.
Хуже было с внезапно проснувшимся аппетитом ― Малыш за утро уничтожил все запасы еды в доме. Брат и сестра с ненавистью смотрели на то, как он, чавкая, ест варенье, пытаясь просунуть голову в банку.
День катился под горку, и Малыш, наконец, заснул. Спать теперь приходилось на животе, и Малыш лежал в одежде, снять которую мешал пропеллер.
На следующее утро он долго не открывал глаз, надеясь, что наваждение сгинет само собой, но всё было по-прежнему. Прибавились только пятна грязи на постельном белье от неснятых ботинок.
Малыш встал и, шатнувшись, попробовал взлететь. Получилось лучше ― он подлетел к люстре и сделал круг, разглядывая круглые головы лампочек и пыль на рожках.
На завтрак он прибежал первым и съел всё, не оставив семье ни крошки.
Отец швырнул в него блюдом, но Малыш увернулся. Толстый фарфор лежал на ковре крупными кусками, и никто не думал его подбирать. Сестра плакала, а мать вышла из комнаты, хлопнув дверью.
К вечеру она вернулась с целым мешком еды ― и Малыш снова, чавкая и пачкаясь, давился всем без разбора.
Так прошло несколько дней. Его комнату начали запирать, чтобы Малыш пакостил только у себя. Действительно, вся его комната была покрыта слоем разломанной мебели, грязью и объедками.
Как-то, когда мать в очередной раз принесла ему еду, он, как обычно, бросился к мешку, на ходу запуская туда руки, но случайно он оторвался от содержимого, поднял на мать глаза ― и ужаснулся.
Мать смотрела на него с ненавистью. Но её ненависть была совсем другой, непохожей на угрюмую ненависть отца и нетерпеливую ненависть брата и сестры.
В глазах матери Малыш увидел ненависть, смешанную с отчаянием.
Он с тоской посмотрел ей в лицо, но тут привычка взяла своё, и он, хрюкая, нырнул в мешок со снедью.
Через месяц он подслушал разговор родителей. В доме кончились деньги, а соседи снизу жаловались на шум и грохот от проделок Малыша.
С плюшкой в зубах он выступил из темноты, и разговор прервался.
Они молча смотрели друг на друга, пока отец не взорвался ― он кинул единственной уцелевшей тефтелькой в уже уходящего сына. Тефтелька попала в ось моторчика, и при попытке улететь двигатель заело. Спина болела несколько дней, боль не утихала, несмотря на то, что Малыш, изловчившись, выковырял тефтельку и тут же съел.
Но, много раз запуская и глуша моторчик, Малыш всё же разработал болезненную втулку. Одно было понятно: жизнь его была под угрозой.
Когда он снова проник на кухню, разбив стекло, то увидел всю семью в сборе. Они молча смотрели на него так, что Малыш сразу же принял решение.
Малыш быстро взобрался на подоконник, настолько быстро, насколько ему позволяли толстенькие ножки и ручки, встал и, свалив цветок в горшке, распахнул раму. У него хватило сил обернуться, он даже помахал своей семье рукой, а потом занёс ногу над бездной.
Шагая в пропасть с подоконника, он чувствовал, как счастливо они все улыбаеются. Они улыбались, разумеется, беззвучно, но Малыш слышал эти улыбки. Они были похожи на распускающиеся бутоны цветов.
Но Малыш отогнал тоскливые мысли ― жизнь продолжалась, и в последний момент он всё же решил включить моторчик. Это произошло в нескольких метрах от земли ― теперь он летел вниз и в сторону.
Малыш кувыркался в воздухе ― лететь было некуда, но время нужно было заморить, как червяка в животе.
Он бездумно глядел на окна, мелькавшие перед ним, но вдруг что-то остановило его внимание. Малыш развернулся и постарался понять, что его заинтересовало.
Да, это был самый верхний этаж старого дома.
Там, за окном, стоял заплаканный белобрысый мальчик. Рядом с ним на подоконнике сидел плюшевый мишка.
Малыш заложил вираж и подлетел к окну.



И, чтобы два раза не вставать - автор ценит, когда ему указывают на ошибки и опечатки.


Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать

ОТСТУПЛЕНИЕ МАРСА


Чёрным непроглядным вечером 192* года по проспекту Красных Зорь в Петрограде шёл молодой человек, кутаясь в длинную кавалерийскую шинель. Под снегом лежал тонкий лёд бывшей столичной улицы ― дворники исчезли, город опустел. Молодой человек оскальзывался, хватался рукой за руст и облупленную штукатурку пустых зданий. Он часто кашлял, хрипло и надсадно ― колкий сырой воздух петроградской зимы рвал его лёгкие.
В такт кашлю ветер хлопал и трещал протянутым поперёк улицы плакатом «Наша власть верная, и никто у нас её не отберёт». Старуха шарахнулась в сторону от молодого человека, перевалилась через сугроб, как курица, исчезла. Шагнула к нему было девка в драной кошачьей шубе, зашептала жарко:
― На часок десять, на ночку ― двадцать пять… ― но всмотрелась в лицо и, махнув рукой, скрылась в метели. Выступил из мглы патруль, вгляделся в шесть глаз в потёртый мандат парнишки.
― Демобилизованный? С польского? Куда на ночь глядя?
― Иду в общежитие имени Фрэнсиса Бекона. Комиссован вчистую после контузии, ― прокашлял бывший кавалерист. ― Махры, братишка, не найдётся?
Сунули ему щепоть в руку, и пока он прятал великий дар, спасая махорку от ветра, исчез патруль в метели, будто его и не было. Демобилизованный осмотрелся и увидел прямо под носом, на мёртвом электрическом столбе, трепещущую бумажку.
Он уже собрался содрать её на раскурку, но вчитался в кривые буквы: «Инженер В. И. Карлсон приглашает желающих лететь с ним в ночь на новолуние на планету Марс, явиться для личных переговоров завтра от 6 до 8 вечера. Ждановская набережная, дом 11, во дворе».
Утром демобилизованный появился на Ждановской.
Там, в лесах, виднелось гигантское яйцо с большими буквами «Р.С.Ф.С.Р.» по округлому боку.
― Василий Иванович, к вам! ― закричал мастеровой.
Карлсон оказался невысоким толстым человечком, быстро сжавшим болезненную руку молодого человека своей пухлой и тёплой рукой.
― Карлсон. А вы, товарищ, кто будете?
― Зовите Павлом Малышкиным, не ошибётесь. Я, товарищ, прошёл польскую войну, ранен два раза, моя жизнь для революции недорога, на Земле я пенсионная обуза, ― так что за мировую революцию на Марсе мной запросто можно пожертвовать.
― Ну, может, жертвовать жизнью и не придётся. Но фрикаделек с плюшками я тоже не обещаю. Хотя мускульная сила мне нужна, пока вертишь винт, в пайке будет варенье.

Они стартовали через три дня. Пороховой заряд подбросил огромное яйцо над Петроградом, земля ушла вниз, а внутри Павел уже бешено крутил ногами передачу винта. Яйцо поднималось всё выше, и Карлсон сменил своего спутника.
― Подожди, Павлуха, экономь силы. Пространство между планетами сильно разрежено, и там мы полетим по баллистической инерции ― важно только набрать нужную скорость.
И точно ― они стремительно покинули земную атмосферу и вот уже неслись среди чернеющих звёзд. Красная планета приближалась.
Теперь уж хотелось другого: умерить бег и не разбиться о твёрдую поверхность.
Но вот яйцо, пропахав борозду, запрыгало по марсе, сшибая неприличного вида кактусы. Наконец, оно остановилось на высоком берегу марсианского канала.
― Что, Василий Иванович, победа? ― спросил Павел, отвинчивая крышку люка и вдыхая свежий воздух.
― Рано ещё, Павлуха. Открою тебе тайну ― мы с тобой разведчики, так сказать, в мировом масштабе.
Они спустились к воде. Павел решил напиться и вдруг понял, что в марсианских каналах течёт чистый спирт.
Утолив жажду, товарищи перешли канал вброд. На другом берегу Карлсон расстелил на берегу чистую тряпицу и вывалил на неё чугунок варёной картошки.
― Смотри, Павлуха ― вот мы, то есть ― Земля. Вот ― Луна, вот ― Марс. Мировая революция остановилась пока в границах Р.С.Ф.С.Р. ― но если Марс будет наш, то дело коммунизма будет непобедимо. Главное ― сломить сопротивление мегациклов и монопаузников, а там насадим яблонь… Будут и тут яблони цвести, понимаешь?! Насадим яблоневый сад и сами в нём ещё погуляем!
― Как не понять! ― с жаром откликнулся Павел, ― доброе дело! Меня наши комсомольцы Малышком звали ― так и говорили, сами до коммунизма, может, не доживём, а вот ты ― пожалуй. Правда, у меня со здоровьем неважно.
― Что ж! ― прервал его Василий Иванович, ― давай мы по радио предупредим товарищей. Воздух здесь есть, в воде (он посмотрел в канал) есть рыба. Или нет рыбы ― не поймёшь. Надо вызывать своих.
Но не тут-то было.
Грянули выстрелы. К ним на воздушных винтовых аппаратах приближались люди с ружьями наперевес. Василий Иванович и Павел одновременно выстрелили в ответ и побежали к своему аппарату. Бежать было тяжело, незнакомая слабость тяжелила ноги.
― Беляки, и тут беляки, ― кашляя, кричал Павел. ― Не отставайте, Василий Иванович!
Вдруг он увидел, как Карлсон неловко взмахнул рукой и упал в канал. Течение понесло боевого товарища прочь.
Но делать нечего, всё равно надо было предупредить своих.
И вот Павел заперся в межпланетном аппарате. Он уже ничего не видел и вслепую отправлял радиограммы на Землю.
Прошло несколько дней, пока с неба, прочерчивая его дымными следами, не упало несколько боевых яиц. Красноармейцы, высыпавшие из них, собирали гигантские бронированные треноги, налаживали связь.
Павел общался со своими товарищами с помощью записок. Чтобы не оставлять его одного, Павла погрузили на носилках под бронированный колпак одной из треног, и отряд начал действовать.
Перед ними лежала красная марсианская степь, кузнечики пели в высокой траве, а боевые гиперболоиды на треногах зорко стерегли отвоёванное пространство межпланетной революции.
Двигаясь вперёд, они уничтожили несколько разъездов марсианских белогвардейцев и помещичий посёлок. Гиперболоиды работали безотказно. Их слепящие лучи прокладывали широкий и торный революционный путь.
Поступь треног бросала в дрожь племена мегациклов и монопаузников, как вальпургические шаги командора ― испанского повесу.
Но на следующий день, когда мегациклы и монопаузники были готовы сдаться, все красноармейцы вышли из строя. Одинаковые симптомы позволяли предположить отравление.
― Что-то не то с этим спиртом, ― бормотали потерявшие зрение бойцы, ― не тот это спирт. Не тот. Далёкий, не нашенский.
Они умирали прямо в бронированных колпаках своих треног, парализованные и ослеплённые.
Те, кто умел писать, сочиняли прощальные записки. Павел надиктовал свою: «Мы пали жертвой в роковой борьбе, нам мучительно больно, но ничуть не жаль, потому что жизни наши отданы за самое дорогое ― за счастье межпланетного человечества».

И, чтобы два раза не вставать - автор ценит, когда ему указывают на ошибки и опечатки.


Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать


ВРЕДИТЕЛЬ


Шпион-вредитель прилетел поутру. В холодном тумане он пересёк границу над свинцовой водой Балтики.
Жужжа мотором, шпион нёсся над заводами и фабриками, над мостами и железными дорогами, всё запоминая, а что не мог запомнить ― фотографируя.
А что не получалось хорошо сфотографировать ― всё же запоминал.
Пролетев над подмосковными Химками, он снизился и приземлился в высокий бурьян на краю Центрального аэродрома на Ходынке.

Майор сидел в своей сумрачной квартире под восковым бюстом Дзержинского, пробитым мягкой револьверной пулей.
Туманом стелился над мебелью трубочный дым.
Этим вечером в квартире майора появились гости. Гости были круты, но и сам майор был непрост ― потому, что был майором госбезопасности, а значит, чуть больше, чем полковником на военный лад.
Один из гостей молчал, по старой привычке скручивая головы папиросам, чтобы набить трубку, а другой говорил суетно, блестя очками.
― Ладно, повременим с пенсией, ― майор вздохнул. ― Но только знаете, приходили эти... Из домкома ― с санитаром Преображенским во главе. Наследили, накурили… Норовили у меня комнату оттяпать. Ружейную комнату! Где я буду хранить пулемёт?! В столовой, что ли? Так что мне нужна бумажка для Преображенского, но так, чтобы это была последняя бумажка, броня!
― Будет, ― успокоил его человек с трубкой и, прощаясь, скрипнул сапогами.
Гости затопали вниз по чёрной лестнице, а майор закурил, глядя в окно. Город спал, ― не спали только майор и его помощник, да зажглось одно окно в Кремле.
― Ну что, Нированыч, тряхнём стариной? ― Помощник сгустился прямо из табачного дыма и что-то записал в книжечку.
Помощник звал так майора Нила Ивановича, когда посторонних не было поблизости, ― ведь долгих десять лет они просидели в Стране Жёлтого Дьявола, слушая музыку толстых под Бруклинским мостом и стараясь не обращать внимания на крики бездомных, бросавшихся в реку вниз головой.
Тогда они, Нированыч и Арчибальд Петрович, занимались делом о пропаже бериллиевой сферы. Но теперь всё было куда серьёзнее. Враг проник в саму столицу: была уничтожена фабрика «Красный Октябрь». Погибла и фабрика «Большевик», и наутро город остался без сладкого.
Взорвали паровую машину МОГЭС, вместо одной из рубиновых звёзд поутру обнаружили гигантскую иностранную фрикадельку, а в Большом театре была вырвана с мясом из потолка знаменитая люстра, и ей убит альтист из оркестра. По следу фашистского диверсанта шли сотни людей, но он всё же оставался неуловим. Будто вихрь, исчезал вредитель, сея повсюду разрушения.
Однако старый майор уже начал плести свою сеть.
Наконец шпион сделал крохотную ошибку ― совсем незаметную, но в этот момент часы его были сочтены.
Как ни прятал свою двойную жизнь инженер Малышкин, однажды утром его домработница всё же нашла в мусорном ведре остатки иностранных плюшек.
Слежка за Малышкиным привела чекистов к главарю ― тому самому диверсанту, что когда-то упал в жухлый бурьян на Ходынском поле.
Накануне решающего часа сотрудники госбезопасности собрались в квартире старого майора. Арчибальд Петрович снова что-то записывал в книжечку.
― Знаете, Арчи, ― произнёс майор, достав большую банку с табаком. ― Меня всегда занимало, отчего в приключенческих романах герои ходят парами: тонкий и толстый, большой и маленький. Рассказчик и слушатель. Умный… (он покосился на книжечку) и почти такой же умный. Какая-то в этом тайна. И негодяи тоже парны, парно всё, кроме носков. Весь мир можно свести к паре героев, один из которых познал жизнь и поэтому не торопится, а другой ещё держит надежду за хвост.
Арчибальд Петрович посмотрел на него взглядом долго отсутствовавшего в мире человека и невпопад спросил:
― Но отчего же нигде не было следов ботинок?
Майор, не отрываясь от раскуривания трубки, указал Арчибальду Петровичу на ящики картотеки:
― Посмотрите там ― между папками «Дело двенадцати маршалов» и «Дело о пролитом молоке».
― Так… «Дело в Чебоксарах», «Дело о Чемоданах», «Дело о Кульверстукасе»… Хм... Там дело о летающем спутнике-шпионе!
― Вот именно! Смотрите, это объясняет многое: и то, как вредитель попадал на место диверсий, и то, отчего его не могли задержать. Он скрывается с места преступления с помощью портативного автожира.
― Жирный, гад… Жиро, жировка, нажористый, ― эхом отозвался помощник и записал это в книжечку.
Старый майор, уже окутанный облаками дыма, зашелестел картой города, рисуя на ней непонятные стрелы и окружности.
Линии сошлись на неприметном доме на Арбате.
Наутро чекисты окружили дом тройным кольцом оцепления, а сам майор с помощником залезли на крышу. Там, у слухового окна, притулился крохотный домик, обросший антеннами, которые были невидимы снизу.
Внутри сидел предатель Малышкин с ракетницей в одной руке и плюшкой в другой. Рядом с ним толстяк с нелепым пропеллером на подтяжках трещал ключом Морзе.
Попискивала рация, и в такт морзянке предатель Малышкин кусал плюшку.
Кукушка высунулась из часов, но толстяк пригрозил ей пальцем, и она поперхнулась своей песней.
Часы пропустили удар, на миг история остановилась, но в этот момент с грохотом рухнула дверь. Обнажив свои наганы, чекисты ворвались в шпионское логово.
Заграничный гость мгновенно прыгнул на подоконник.
Жалобно вскрикнул предатель Малышкин и вцепился в заграничную клетчатую штанину.
Но толстяк ловко стряхнул сообщника, и тот, как жаба, свалился обратно в комнату. Треснула рама под ударом ноги, шпион вывалился в окно и тут же включил пропеллер. Грузная туша пронеслась над арбатским переулком, разлетелся вдребезги какой-то светящийся диск с нарисованной стрелой, и шпион скрылся, ныряя под проводами.
Предатель Малышкин бился в крепких руках Арчибальда Петровича, но скоро затих. Злобно смотрел отщепенец на своих врагов.
― Думаете, всё? Думаете, всё кончилось?! Да, он улетел, но обещал вернуться!
Но внимание трёх чекистов было приковано к потайному сейфу, вмурованному в стену.
― Видите, товарищи? ― майор щёлкнул чем-то. ― Он не успел закрыть дверцу, а чтобы открыть такой замок, требуется знать определенное слово и определенное число. Тут внешний круг для букв, внутренний ― для цифр. И знаете, какие он выбрал слово и число?
― Понятия не имеем.
― Так вот, слушайте: слово ― «июнь», а число ― 1941, поняли?
При этих словах лицо предателя выразило ужас.
Майор, не глядя на связанного предателя, вызвал машину и принялся перебирать бумаги в сейфе, а Арчибальд Петрович что-то записал в книжечку. Старые друзья помолчали, а когда, наконец, подъехала чёрная «эмка» за схваченным предателем, майор показал на золотеющие купола и башни Кремля.
― Скоро подует холодный западный ветер, Арчи.
― Разве, товарищ майор? Говорят, будет тёплое лето.
― Ах, старина! Вы же слышали? Он обещал вернуться… Иногда мне кажется, что это повторяется раз за разом ― мы врываемся в тайный притон, трещат двери, а враг бежит, ускользая из пальцев. Ещё немного, и это повторится вновь, скоро… Скоро поднимется такой западный ветер, какой никогда ещё не дул через границу нашей Родины. Холодный, колючий ветер, Арчи, и, может, многие из нас погибнут от его гнилого дыхания. Но я верю, что когда-нибудь буря утихнет, и наша страна под солнечным небом станет чище, лучше, сильнее… Ладно, грузите этого негодяя в машину.


И, чтобы два раза не вставать - автор ценит, когда ему указывают на ошибки и опечатки.


Извините, если кого обидел