April 12th, 2016

История про непонимание



Вот ещё, кстати, о прелести (не) понимания.
(В продолжение разговора о том, как осуществляется коммуникация в Сети).


Я как-то написал рассказ, в котором была фраза про человека, «о котором, будто набрав крови в рот, молчали архивы». Это метафора лихая, но всяк, читавший писателя Набокова, помнит, что в одном месте он мимоходом рассказывает о генерале, ставшем известным во времена руссо-японской войны, Куропаткине. И вот Набоков пишет: «Дело не в том, удалось ли или нет опростившемуся Куропаткину избежать советского конца (энциклопедия молчит, будто набрав крови в рот)».
Непонятно было, оставить ли эту фразу, как отсылку к Набокову – для тех, кто понимает, или заменить на «будто набравши камней в рот», чтобы глуповатые, но начитанные люди не придирались.
Никогда не угадаешь, что решит начитанный человек.
Кстати, смерть Куропаткина загадочна - он не был расстрелян (расстреляли его сына), он уехал в деревню, основал там школу, где и преподавал до своей смерти в 1925 году.
Иногда к смертной дате приписывают «убит бандитами» - но возможно это лишь эхо прижизненных слухов. В 1922 году дневники Куропаткина начали печатать в «Красном архиве», когда он ещё мирно сидел в псковской деревне. Знаменитый советский историк Михаил Покровский в предисловии написал, что Куропаткин убит. Бывший генерал прожил ещё три года, а обстоятельства смерти по словам биографов были вполне мирные.
Но набоковская фраза звучит совершенно справедливо - ему обстоятельства смерти темны, и, возможно, кровавы - не расстрел, так нож бандита.
Что до меня, то я пришёл к некоторой вольности, прочитав тысячи книг (в этом нет никакого героизма - мне за это платили деньги).
То есть, можно всё. Никакой приём не запрещён.
А вот люди, что находятся на промежуточной стадии, формируют свою оценку из странных вещей. Они выцепляют что-то знакомое, и на основании странной детали решают, хорошо или плохо. Скажем человек любит книги про Гарри Поттера, и вот решает, что это хорошо, потому что похоже на рассказ о мальчике со шрамом и в очках.
Или плохо – потому что украдено из рассказа о мальчике со шрамом и в очках.
То есть человек бродит по миру книг со своей персональной линейкой и думает, что непонимание - это стыдно, и нужно как-то оправдаться.
«Всё бы ладно, но читатель, сука такая, потом пиздит не по делу, а художнику это больно и обидно».

Извините, если кого обидел