March 8th, 2016

История про то, что два раза не вставать



Социальные сети вообще, и фейсбук в частности - зеркало всех русских революций, да и, собственно, человеческой жизни.
В этом же зеркале отражается и судьба написанного текста, то есть - изречённой мысли.
К примеру, автор пишет прозу (да, так чаще всего и бывает, у поэтов обычно свои норки) и выкладывает текст в свой facebook.
Но прозы его никто не читает, потому что так устроен фейсбук.
Нет, раньше в Живом Журнале авторы что только не делали - плодили ботов, что их комментировали, участвовали в каких-то рейтингах - суетились, одним словом. В facebook'e суетиться бессмысленно - там хуй проссышь, как устроен тот алгоритм, который решает показывать или не показывать этот текст не то что публике - друзьям и подписчикам.
Будто сумасшедший издатель вдруг передумал и решил отправить весь уже отпечатанный тираж под нож.
Я общался с издателями, и доложу вам, что такие случаи крайне редки.
Всё-таки издатели по-своему рациональны.
А вот facebook рационален, как сама жизнь - безжалостно и равнодушно.
На самом деле, тут есть интересный повод для размышлений.
Система Общественного договора писателя с обществом сейчас другая, нежели, чем в то время, когда литература-общественный-институт набрала свой символмический капитал.
В старой ситуации, когда две трети населения были неграмотными, то запрос на производство-чтение был один, а сейчас - другой.
При этом (это уж если продолжить тему спорта), была показательная история с чиновником высокого ранга, чуть ли не министром спорта, который сказал (когда очередных наших соотечественников засудили на какой-то очередной Олимпиаде), что, дескать, тогда нам нужно побеждать с отрывом не в две сотых секунды, а в минуту, чтоб никто рот на нас не разевал.
Понятно, что этот чиновник был некомпетентен, он не догадывался, что с шестидесятых годов счёт идёт на десятые доли секунды и сотые, потому что предел выбран.
В литературе мы имеем довольно схожую ситуацию - грамотность повысилась, писать стали все и мы имеем не несколько [десяток] вершин, а несколько [десятков тысяч] равноправных текстов, которым премий не надаёшься.
Дело не в премиях, конечно, а в прочитанности. Прочитанность публикой - награда куда круче призового лимона.
Тексты, конечно, в настоящий момент производятся разные, но при этом их много.
Как-то Иванова (Н.) между делом сказала такую фразу - «Мне попросили что-то почитать и я назвала <нрзб>», и её переспросили: «Стоит отложить Набокова?»
Дело, конечно, не в Набокове, его многие и не любят, а в том, что произошло качественное изменение - есть слишком много текстов связных, не идиотических, без оборотов «подъезжая к станции с меня слетела шляпа», текстов написанных без обычного графоманского ужаса.
И вот тебе нужно сделать выбор - перечитать Набокова (ну там, Шкловского или Козьму Пруткова - неважно), или прочитать актуального Синдерюшкина «Отчаяние в Москве», или там «Школа для дураков в Мытищах», «Тошнота в Вербилках», «Страх и отвращение в Подлипках».
И выбор неочевиден.
При этом в общей очереди Синдерюшкина подпирают «Синдерюшкин-2», «Синдерюшкин и жандарментки», «Синдерюшкин на пенсии» – масса писателей, разных, но именно непонятно, отчего ты их должен читать классическим способом – трудно работая над текстом.
Читать, сопереживая, когда есть гигантский непрочитанный корпус классики, который человек просто физически не может освоить весь, когда не прочитаны плохо и хорошо переведённые современники, когда не прочитаны прозёванные гении – и, о Боже! – тысячи прекрасных мемуаров.
Оттого социальные сети, и facebook в особенности, начинают играть роль судьбы – неважно, хорош ли, плох текст, но его суют в топку так же, как работник отдела кадров из анекдота, который просо выкинул полпачки резюме с криком: «А зачем нам неудачники?!»


Извините, если кого обидел

История про утопии и ухронии

Написал про вторую (из трёх) составляющую фантастической литературы - утопию.


Тут, кстати, возник вопрос с картинкой для привлечения внимания - если с "научной фанастикой - всё понятно (звездолёт), и с фентэзи несложно (дракон), то с утопией сложно. Впору объявить конкурс.
А пока, единственное, что приходит на ум, перед вами.
Книга, что и говорить, гениальная, да и рисунки Лаптева хороши - но и те, что делал Вальк для лунной эпопеи - прекрасны.
Линия доставки, если кто не помнит.

Кстати, о названиях.
Сначала это должно было называться οὐ- с той разницей οὐ/ου τοπία - то есть, с местом несуществующим и местом благостным, а потом обнаружилось, что не всё и не у всех будет читаться на экране.
И то верно, не надо выёживаться.
Это, кстати, отдельная интересная тема - когда человек в современном тексте использует слово из мёртвого или экзотического языка.
Сейчас, когда уже давно выросли поколения со знанием европейских языков, эпиграфом на испанском не удивишь, и в общем, может, автор его и знает.
А вот что-нибудь типа древнегреческого и латыни - особый случай.
Нет, я знаю, что у меня в ленте есть минимум три человека, что эти языки знают привольно, но всё же, мы вряд ли предполагаем у латинского цитатчика даже знания в объёме гимназического курса.
То есть, тут какая-то, пока не прояснённая игра со смыслами.
Можно это всё объяснять известной мыслью о том, что автор "хочет свою образованность показать" - но это как раз очевидно-поверхностный подход.
Есть ещё масса оттенков - к примеру, философский термин, приводящийся в скобках по-немецки и проч., и проч.

Извините, если кого обидел