July 22nd, 2013

История про то, что два раза не вставать

Продолжил смотреть Маяковского - тут уже конец 1922 года, совершена поездка в Берлин, Лиля отставила поэта на два месяца... Мне, кстати, начинает казаться, что весь этот сериал затеян ровно для того, чтобы Дарья Досталь сыграла там роль Лили. (Она, впрочем, значится там ещё как один из продюссеров.
Маяковский уже не торт. На крики и звук бьющегося стекла унылый Брик высовывает нос из комнаты, в этот  момент он похож Хемуля.
А вот Маяковский начал экспромтами фигачить рекламу  - бегает по кабинету каких-то торговых чиновников и рифмует.
Чиновники бьют в ладоши и валятся от счастья со стульчиков.
Мимоходом один чиновник говорит:
- А вот папиросы "Герцеговину Флор" товарищ Сталин очень уважает.
А второй отвечает ему:
- А товарищ Ленин вовсе не курит.
С какого хуя чиновники снабженцы в 1922 году поминают сталинские папиросы, непонятно.
А вот уже появились заседания ЛЕФ'а - правда, за кадром.
Брики говорят о своей жизни по-французски, а как дело касается их возлюбленных - по-русски. Чорт его знает, что было по этому поводу в воспоминаниях. Вот действительно не помню.
Но время скачет в этом фильме как лошади на ипподроме. Вот уже Маяковский лежит пластом, горюя о смерти Ленина, а вот уже отправляется по свету. Причём уже не первую серию, когда Маяковского спрашивают, член ли он партии, он срывается с катушек и начинает вопить: "Пусть восстановят мой стаж с 1908 года". Это членство в РСДРП в пятнадцатилетнем возрасте довольно забавно обыгрывали в советских школах.


Извините, если кого обидел