February 25th, 2013

История про то, что два раза не вставать

Ну вот и Сеть наполнилась свежим Евтушенко -



Ты помнишь, Алеша, дороги Цензурщины,
когда мы бросались за каждую «вырезанинку»

...Мы ведь все ветераны Великой Отечественной
и даже ГУЛАГа.
Мы исцарапаны лагерной проволокой изнутри,
но помогли нашей Родине –
надеждой на нас утешиться.
А если не все мы сумели,
Россия, прости,
озари.
Чтоб мы далеко не зашли,
нас, вцепившись, держали за хлястики,
но мы прорвались в человечество.
Руки о занавес ржавый кровя,
и мы уходили прямехонько, а не кривехонько -
в классики,
свободной душою
с народом своим не кривя.



Особенно забавно, что контекстная реклама публикации выбрасывает на сайт памперсов.
Однако, тут простор для культурологического анализа (мысль о том, что если кого-то Господь решает погубить, то лишает его разума, оставляю внутри этих скобок).
Так вот творческий метод Евтушенко очень интересен: он берёт известное причём абсолютно советское стихотворение и переписывает его.  Симонов  говорящий с Сурковым превращается в Евтушенко, обращающегося к покойному режиссёру Герману. Тут какая-то особая субстанция пафоса, которую ещё надо исследовать, вот никто ещё не выпаривал пафос, не фасовал его в банки, не мазал консервированым пафосом новые стройки. Каково поведение пафоса - как он прогоркает, не сворачивается ли при кипячении. Всё это не исследовано.

Вот, например, герои всегда куда-то идут. Пепертум мобиле, какая-то оличительная черта Евтушенко. Перемещение über alles. Старость меня дома не застанет, я в дороге, я - в пути (это, правда, Владимир Харитонов).

Я, кстати, думал, что ничто не может превзойти евтушенковский гимн журналистов, который - тоже превращённая "С "лейкой" и блокнотом":


Кто от Чили до Таймыра
Все углы медвежьи мира
Исходил, исколесил не на такси?
Журналистов мокроступы
Перешагивали трупы
И ухабы всей истории Руси.
Совесть выше, чем сноровка.
Риск для нас – командировка.
Не по нраву нам пуховая кровать.
Лучше с корешем в дороге
Плыть на лодке сквозь пороги,
Чем пороги у начальства обивать.
Журналист и журналюга
Не поймут вовек друг друга,
Но скрипят не ради славы, а добра
Хоть огрызком карандашным,
Как в сраженье рукопашном,
Не прославленные рыцари пера.
Оператор пал убитый
Рядом с пулями разбитой,
Неразлучной телекамерой его,
Ну а ей все было мало –
Все снимала и снимала,
Все снимала, не теряя ничего.
Наши "Никоны" все в шрамах.
Жизни личные – все в драмах.
Не должна на нас держать обиду власть.

Мы в Чечне и на Ямале,
Как хотели, так снимали,
И снимали нас, за правду разозлясь.
Но пошли снимать нас вскоре
В мафиозном приговоре
Не с работы, а с поверхности земли,
Диму, Влада и Артема
У семьи украв, у дома.
Да и Щекоча сберечь мы не смогли.



В 2005 году поэт был уверен, что "эта песня хорошо будет звучать в хоровом исполнении, в кругу друзей, у костра". Не знаю уж, чем там дело кончилось. Подкидывали ли старухи свои вязанки к этому костру, или обходились муниципальными дровами.



Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать

***

– Играете в элитарные вещи вроде покера или на бильярде?

– Увы, нет. Я, правда, не знал, что это элитарные вещи – мои друзья играют, а среди них есть осветитель и даже один токарь. Да что там – в жулике Копчёном было мало элитарности.

– Вы играете в компьютерные игры? Может срубимся в контру?

– Сейчас меньше – раньше я любил квесты, и любил запойно. Они, конечно, допускают коллективное решение логических задач, но это вызывает особые требования к коллективу.

– Хотели бы в чемпионате «Что? Где? Когда?» участвовать?

– Нет, «ЧГК» это всё-таки командная игра. Нужно очень хорошо сработаться со своей командой. Я как-то думал о передаче «Своя игра» – но мои знания ассиметричны. Спросят меня про чемпионат мира по футболу 199* года – и поплыву я как миленький.

– Так вы и не выбирайте тему про спорт.

– Подсунут кота в мешке – и тю-тю. Да не только со спортом у меня проблемы.

– Смотрите сериалы? Какие?

– «Южный парк» и «Футураму».

– Мироздание вас недооценило, поставив на «Хауса». Интеллигентный же человек, а смотрите «Южный парк» с «Футурамой». Что вы там нашли?

– Правду жизни. А «Хаус» ваш к шестому сезону спёкся. Пересаживайтесь на Холмса.

– А как вы относитесь к попыткам загнать человека в рамки странных (на мой мировоззренческий взгляд) правил типа «интеллигентный человек не должен смотреть “Южный парк”»?

– По-моему, сейчас никакие правила невозможны. То есть, в принципе невозможно никого никуда загнать – общих правил нет. И все об этом знают. Когда об этом заговаривают, то все понимают, что правил нет. Нет общего стиля, вот в чём штука.

– Вы материтесь?

– То есть, произношу ли я эти известные всем слова? Да, безусловно. Мешает ли мне это жить? Вовсе нет. Другое дело, я считаю, что эти слова – как патроны у снайпера. Расходовать их нужно бережно и точно. Хотя все слова без исключения нужно расходовать бережно и точно.

– У вас есть дома гречка?

– Полкило точно есть.

– Извините, но всё же: Березин или Берёзин?

– Березин. Именно поэтому я так и люблю везде, где полагается, ставить букву «ё» – в моей фамилии её нет, а иногда норовят вставить.

– Употребляли запрещённые препараты?

– В смысле? Травил ли тараканов саддамовским химическим оружием? К прочему принюхивался – но без особого интереса. В силу воспитания я принадлежу к ликёро-водочной группе.

Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать

***

– В чем Вы сами себе боитесь признаться?

– В итогах жизни.

***

 

– Кто Вам дороже – Путин, Медведев, Мидянин или Гаечка из мультика про бурундуков? Кого из них Вы угостили бы чем-нибудь с моховиками?

– Мне кажется, что их вполне можно позвать всех вместе. Я бы и Шляпника, правда, тоже б позвал.

Извините, если кого обидел