January 5th, 2013

История про то, что два раза не вставать

Меня несколько раз поминали в связи с тем, что ещё в прошлом году   я написал о перебоях в работе нашего уютного кафе.
Тут стало модно проклинать неизвестного мне человека Дронова - может, это всё и верно, да только там много народа. Как звать начальника IT? Кто там связной с общественностью? Вся та же красивая баба? Отчего не запомнить технический персонал - программистов-улучшателей, работников серверов, маркетологов-рекламистов? А то все горазды - мы поименно вспомним тех, кто поднял руку. Дохлых писателей, чекистов-коммунистов всяк норовит вспомнить. А вот того симпатягу-дайвера на Красном море, ту брюнетку из Москвы, с которой познакомился в Таиланде? Живой Журнал это подобие нашего ЖКХ, и - вообще, подобие нашего всего. То есть, масса людей прошла через компанию СУП с неплохими окладами, последовательно ухудшая сервис, огромное количество людей кормилось на Живом Журнале примерно так же, как они это делали в своих глянцевых журналах - без божества, без вдохновенья. И они сидели рядом с вами в барах, вы пили с ними под новогодними и прочими ёлками, да, может, вы и сами там работали. Что удивляться?
Про то, что всякая социальная сеть похожа на кафе, я понял сразу же, как только в них попал. А уж больше десяти лет назад как-то писал об этом.
Популярность кафе складывается из двух факторов - компании завсегдатаев и качества обслуживания. Когда  за соседним столиком Эренбург, за другим - Хемингуэй, а у тебя на коленях Брэт Эшли - можно простить чёрствые круассаны. Однако, когда Эренбург уехал к Ленину, а Хемингуэй - в Испанию, проблема круассанов выходит на первый план.
А потом (тоже довольно давно), я написал, что компания СУП дана мне (не знаю уж, как остальным) в назидание. Я ведь помню Живой Журнал на разных стадиях – до кодов-приглашений, с приглашениями, а потом снова без них. Короче говоря, я помню его до СУПа.
И я писал, что СУП оказался, как я уже говорил, чем-то вроде современного ЖКХ. Взносы платятся, помещения сдаются, но трубы текут, а работники вопиют, что скажите спасибо, что на вас, граждане, ещё потолки не падают (хотя это заслуга ещё прежнего поколения строителей). Но СУП ещё и современная компания – с хорошими окладами, с фронтальной монетизацией и всем, что полагается.
Некоторое количество моих друзей там работали – и довольно большое количество знакомых получало эти деньги.
Правда, надо оговориться сразу: нравственные назидания – это как бочка с говном. Одно неловкое движение, и сами понимаете что будет.
Итак, начинается самое интересное – в разные годы я видел множество людей, что пиздили нефть, недоплачивали налоги, спекулировали квартирами и всё такое. Видел я людей, что делали аналогичные вещи в разных отраслях капиталистического хозяйства – и все они всё равно сходились за общими столами в разных кафе.
Конечно, никому в голову не приходило хвастаться тем, что он, риэлтер (к примеру) выгнал старичков на мороз в Реутов и выгодно перепродал их четырёхкомнатную квартиру в сталинской высотке (у меня много аналогий с недвижимостью, да). Некоторые персонажи умудрялись, конечно, хвастаться – даже в медиа, но не о них речь.
История с СУПом тем интересна, что она задокументирована в Сети – то, как били в бубен, открывая его, как постили картины неземной красоты интерьеров с видом не на пол-Москвы, а на всю Москву. ("Плюс ко всему, офис представлял собой пентхаус с огромной стеклянной крышей в здании «Смоленского пассажа». В общем, мне очень хотелось там работать" - особенно трогательно то, что работа в СУП в фейсбуке фигуранткой не упоминается. Как, впрочем и иными участниками исхода).   Туда приходили разные люди, и, будто приняв присягу, вдруг начинали хамить прочим. Мне и некоторым дамам как-то хамил лично юзер другой – перед дамами, правда, потом извинился, ну а я как энтомолог, не в обиде. (Теперь, это событие, давностью в несколько лет смотрится как-то иначе).
А другие люди с разной степенью умения оправдывали другие огрехи компании – часто это выходило как с Полонским и Mirax Group. (И эта фраза тоже как-то ненужно-своевременно смотрится).
Интересна грань, до которой либеральный и метросексуальный (извините) человек готов прощать другим дурную работу – оказывалось, что плохую работу правительства никто не прощает, или там дурную работу незнакомого тебе врача, а собственную бессмысленную работу в качестве офисной плесени или некачественного топ-менеджера всем было легко оправдать.
Те люди, что ездили в Гоа, пили на корпоративах, были как бы видовым образом «свои», потому что места кормления были схожи, как и сорта употреблённого алкоголя.
И если кто-то работал плохо, это было в порядке вещей затратной экономики. И если кто-то подворовывал, или жил на подворованное - это был милый порок, что-то вроде курения.
А вот дурная работа СУПа встала как-то всем поперёк.
Я, кстати, вовсе не могу сказать, что СУП – образцово-плохая структура, помесь гестапо и оргкомитета жидомасонского заговора – вовсе нет. Это просто зеркало определённой социальной среды. Особое такое зеркало.
Например, я как-то работал с нефтью, так там просто нефть не умела разговаривать, а доходный материал, с которым имеет дело СУП умеет говорить и стучать по клавишам. А так-то нефть вам много бы рассказала, и как её за углеводород не считают, и как на землю льют, и про вскрытие нефтяной линзы варварским способом, и как... Ну, понимаете.
В этом и назидание – то есть, размышления о том, где тут грань видовых отношений? Люди в СУПе были ведь не правительством, не чекистами-негодяями, а ровно такими же любителями индийского Коктебеля, как и те, у кого подвисал обвешанный какой-то рекламной хренью журнал.
Это примерно так же, как толпа, вся горящая весёлой энергией протеста, вышла бы на площадь, постояла, и вдруг обнаружила, что половина присутствующих наёбывает другую половину. Ну милые же все люди, да наёбывают - а там, во второй половине, какие-нибудь врачи, что жалуются на маленькие зарплаты и поэтому плохо лечат, но не забывают намекать родственникам на подарки. И учителя с преподавателями, что теперь не намекают сами, а намекают через родительский комитет. И вот все кричат "Долой крыс", но вдруг сами замечают, что выражение лица у них глуповатое.
Тут, кстати, парадокс: благосостояние СУПа, казалось бы, впрямую зависит от контента, так что аргумент «вы же бесплатно пользуетесь, так и не петюкайте» работает, да не совсем. Популярность социального кафе всегда результат симбиоза сервиса и добровольного контента посетителей. Круассаны и писатели. Писатели и круассаны.
Численные показатели, может быть, и растут, а контент конечен как амбра и мускус.
Зеркало, одним словом.
- Врубель, Леонид Ильич.
- Ага, вижу, что недорогая.

И, чтобы два раза не вставать, скажу: я прямо в отчаяние приходил от того, как всё быстротечно, как стремительна жизнь и как внезапно всё оказывается ненужно. Как вот было какое-то веселье, остроумие, как мы все мечтали (особенно вспоминается совместное пение, звук гитарной струны). И вот – все, не осталось ничего. Только ничего не поделаешь - это как смена времён года. Прах к праху, из земли вышло, в неё и вернётся.

Извините, если кого обидел