September 19th, 2012

История про то, что два раза не вставать

...Заговорили о коллективных письмах. В. рассказывал, что он зарёкся подписывать коллективные письма, потому что это подпись под чужими словами, а в словах, в их мелких отличиях - вся суть. Получается, то ты всё время лжёшь во спасение. То есть, ты думаешь, что не лжёшь, но если и чуть подвираешь в этих усреднённых текстах, но обязательно - во спасение.
Меж тем, часто вовсе непонятно, кто сочинил текст, и это напоминает пожертвования в электричках - во спасение.
"Высказываться нужно, - заключил В. - но только всегда персонально".
Чтобы два раза не вставать, я  вспомнил себя юношей. Дело в том, что тогда Маргарет Тэтчер прижала английских шахтёров. Тут у меня срабатывает ложная память -  были ли это шахтёры, которые потом бастовали в середине восьмидесятых, или это более ранние профсоюзные баталии. (Началось всё в 1979, а пик был в 1985 году, и "И это та была минута, когда в порыве против Зла Добро сильнее, чем валюта! И воцарилась тишина, согретая дыханьем зала, и вся Советская страна за этой девочкой стояла". Что там детские деньги на завтраки, шахтёры Кузбасса отработали три дня в помощь своим братьям по классу.
Но в 1985 я уже давно не учился в школе. Воспоминание, наоборот, показывает школьные коридоры и комсомольские значки на синей форме.
Итак, я был школьником, и воображение рисовало мне угрюмых и голодных людей, измазанных угольной пылью.
И вот мы собирали деньги (это была, правда, какая-то местная инициатива, которую быстро свернули) хотя я успел помочь подданным Её величества на круглый железный полтинник.
Но, главное, мы подписывали какое-то гневное письмо, вырезанное из газеты.
Это был очень интересный и важный опыт - желание помочь, сплавленное с совершенным непониманием происходящего.
Речь идёт не об оценке экономических преобразований Тэтчер, а об искренности.
Ну и о инструментах познания мира.
С тех пор я изрядно очерствел.
Ну и ничего коллективного больше не подписывал.

Извините, если кого обидел