August 7th, 2012

История про то, что два раза не вставать

Тут меня попросили дать комментарий по поводу Павло нашего Паэльи.
Чтобы два раза не вставать, сохраню-ка я эту мысль здесь.

История с иностранными писателями Джойсом и Коэльо очень поучительна.
Во-первых, среди соотечественников уже разразился форменный скандал с криками «Кто посмел обидеть нашего королька?.. Негодяй, как он мог замахнуться на гения?». Меж тем, никто толком не знает, что сказал Коэльо – у всех перед глазами только сообщение Ленты.ру, где косвенная речь, а не прямая, и вообще непонятно, что конкретно сказал популярный беллетрист. Редко кто лезет в Сеть дальше – к интервью бразильской газете Folha de S Paulo (там есть перевод с бразильского португальского на английский).
То есть, это история про возмущение людей, часть которых не пошли дальше заголовка. Но это так всегда бывает – и не только с писателями. Мне вообще кажется, что большая часть людей на земле имеет в голове флюгер с несколькими устойчивыми положениями, которые выставляются жёстко, но по случайным поводам. Тут и годится всё – арест Березовского или конь-людоед. Вскинулся человек, услышав фамилию из списка для флюгерования, да и заклинило его.
Во-вторых, истории про то, как кто-нибудь предлагает скинуть гениев прошлого с корабля современности, случаются постоянно. В них участвуют не только приверженцы новой хронологии и сатирики, что произвели революцию в лингвистике. Их сотни, их сотни, как говорил один новый русский из старого анекдота. Ничего поразительного в этом нет – есть самореклама, что в случае с Коэльо это естественно, есть (как это было у футуристов, отказывавшихся от Пушкина, желание начать новое искусство – это, правда, не о бразильской знаменитости). Вопрос в том, есть ли польза нам в парадоксальных мнениях (а только они привлекают внимание публики). Построены они по одной схеме: «Оказался наш отец не отцом, а сукою»).
Мне очень интересно, как устроен этот механизм пощёчин общественному вкусу.
Потому в них используется принцип айкидо – используется не сила автора, а движение флюгеров внутри   множества чужих голов. К тому же в них всегда есть немного правды.
Действительно,  сейчас литературные святыни читают мало, принимая их величие на веру. Читать толстые, сложные книги вообще тяжело – и Джойс среди таких. И если кто-то скажет, что оскорбившиеся не то, чтобы часто перечитывали «Улисса» –  так это верно.
Или вот ещё - портили ли великие начинающих писателей? О, да – тут Коэльо прав: и модернизм Джойса и стиль Хемингуэя многим подражателям  помешали сказать своё слово, но это не отменяет их величия.
И уж подавно, Коэльо прав, когда говорит, что современные писатели расчетливы и стараются произвести впечатление.
Есть, кстати, отдельный вопрос, нужно ли прислушиваться к мнению человека, который нас раздражает. И это чрезвычайно полезный вопрос (в том случае, если у нас есть ещё немножко свободного времени). Ну вот, скажем, Дарья Донцова с какого-то перепуга говорит: "Писатель Толстой вовсе никуда не годен, косноязычен, путается в композиции, а уж о том, что он семейный деспот и одержим, всем известно". Если писательница говорит это мимоходом, то и Бог с ней. А вот если мы разберём благодаря ней что было косноязычие тогда и сейчас, как писал Толстой (и как, к примеру Достоевский), за что мы любим или не любим классика, вот по-честному, без оглядки на окружение, без боязни прослыть дураками.
Только это всё равно что Джойса перечитать.

Но это никак не доказывает того, что «One of the books that caused great harm was James Joyce's 'Ulysses,' which is pure style. There is nothing there. Stripped down, 'Ulysses' is a twit».
Ну, и не отменяет того, что сам Пабло Коэлья – символ поп-литературы с её лозунгами «писать попроще», оценивать значимость цифрами тиражей и желанием изрекать глубокомысленные глупости.

Извините, если кого обидел