May 13th, 2012

История про то, что два раза не вставать

Мне повезло в жизни.
Но обо всём по-порядку.
Вот добрый Ольшанский, которого я люблю, записал чудесную мысль "У меня всегда была идиотская мечта: роман с девушкой, которая очень хорошо водит машину и так же любит русскую провинцию, как и я сам. Типа: вдвоем в Костромскую губернию..." - дальше там сразу случилась свара, и Мите пеняли за то, что он недостаточно мужественен и не хочет сам сжимать в руках рулевое колесо запылённого джипа на просёлочной дороге.
Это как раз не очень интересно, хотя там обнаружилась одна дама, что понимала толк и в иной перемене ролей.
Так вот, мне в жизни повезло - все женщины, которых я знал, очень хорошо водили машину.
Причём, сидя справа - за штурмана, я получал особого рода удовольствие, наблюдая за вождением.
Впрочем, мои друзья тоже водят неплохо, но с тех пор как у нас появились хорошие машины, мои услуги в выталкивании и переговорах с трактористом нужны всё реже.
Кстати, чрезвычайно интересно, как устроена комплектация личного состава в таких поездках. Например, я как-то поехал с Рахматуллиным, Балдиным и Вдовиным по городам и весям, и даже целую книгу написал про наше путешествие. Это четверо взрослых мудрецов в одном тазу... То есть, пустившихся в странствие с одной целью.
Есть иной вариант - все движутся по дороге как непарные шелкопряды. Я ездил по Русскому Северу с художниками и реставраторами - двое мужчин, три женщины, никто ни с кем (второй молодой человек был сыном одной из дам) - тоже некоторая гармония. Есть гармония в странствии, где участвуют когда две машины в которых сидят две пары.
А есть ситуация, когда едешь вдвоём с не очень знакомой женщиной, и совсем иная едешь когда - с женщиной, которую давно любишь. И если это поездка в Кинешму, то всё вышеперечисленное показывает тебе пять или шесть городов по имени Кинешма, не похожих друг на друга.
Нет, понятно, что у нас дороги не сахар и гидроусилитель руля вовсе не панацея от усталости.
Понятно и что лучше меняться время от времени, многое что понятно в путешествии - но искуство управления на то и искуство, потому что очень много говорит о человеке.
Итак мне повезло - я был знаком с правильными женщинами.

Кстати, чтобы два раза не вставать, кто-то из комментаторов упомянул вариант "ты с девушкой на заднем сиденье с бокалом вина, а водитель за рулём". И сразу становится понятно, что этот вариант - жуткая пошлятина. Но вот женщина, что любит управлять транспортным средством, причём именно любит, получает удовольствие - и вот ты едешь с ней, не делая замечаний (ну, я-то редко делаю замечания, кроме обгона по встречке, если разглядел там встречный автобус), но тут - потому что видишь, как это всё красиво. И это очень красиво. Вот так одна женщина разбила мне сердце.

Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать

Лесков в одном из своих рассказов пишет: "Граф даже не вошел в комнату, а только постоял в открытых дверях, держась обеими руками за притолки, а когда пьеса была окончена и графиня с Жадовским похлопали польщенному артисту, Канкрин, махнув рукою, произнес бесцеремонно «miserable Klimperei», и застучал своими галошами по направлению к своему тёмному кабинету. Здесь он надел на лоб козырек от фуражки, служивший ему вместо тафтяного зонтика, и сел за работу перед большим подсвечником, в котором горели в ряд шесть свечей под тёмным абажуром".
Чтобы два раза не вставать, то вот следы этого зонтика: "Один зонтик тафтяной кофейный" ("Опись имеющимся дух баулах вещам женщины, привезенной на корабле контр-адмирала с. Греига из Ливорно", 1775 г. - речь идёт о княжне Таракановой)"В таком наряде, с большим зелёным тафтяным зонтиком на глазах"  (А. Сахаров, "Анна Иоановна"). "В таком наряде, с большим зелёным тафтяным зонтиком на глазах, сидел у себя в кабинете Остерман, когда его камердинер-оборванец доложил, что приехала баронесса". (А. Сахаров, "Иоанн Антонович"). К. Голодников о сибирском историке  Словцове: "Костюм Петра Андреевича обыкновенно состоял из длиннополого, серого цвета сюртука, застегнутого на все пуговицы; вследствие же слабости своего старческого зрения, он постоянно носил над глазами зеленый тафтяной зонтик».

Извините, если кого обидел