May 8th, 2012

История про то, что два раза не вставать

Из дневника 2003 года:
Мне как-то рассказывали, что один профессор поведал, что по всем народным приметам нынешняя зима должна закончиться с Рождеством. Впрочем, добавил он, приметы последние годы очень плохо отвечают реальности. Даже местные авгуры – профессор жил вдали от России – в полной растерянности. Недавно там умер главный и старейший авгур, который предсказывал погоду с точностью до градусов и минут по кабаньим внутренностям, а именно – селезенке. Так вот, перед смертью он сказал, что последнее время врёт даже кабанья селезенка.
Я понял, что мир – на краю.

Кстати, чтобы два раза не вставать - у меня есть аккаунт на "Одноклассниках". Социальная сеть эта  довольно дурацкая, но дело не в этом. Ко мне туда заходят и ставят оценки единственной моей фотографии какие-то бляди. Причём это даже не настоящие бляди, а роботы. Они приглашают мен куда-то и дальше передают с рук на руки - не то честным проституткам, не то сайтам для унылого дрочения.
Мироздание, зачем ты так со мной?


Крот спознался с девицей из Кракова
И резвился там с нею по-всякому.
Но в любовной игре
Вдруг застряла в норе
Эта глупая дева из Кракова.


Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать

Есть очень странное чувство, которое возникает, когда разговор заходит об известных сюжетах.
Я как-то прочитал фрагмент дневника цензора Никитенко о Пушкине – и испытал очень странное ощущение. Читая записи Никитенко о последних часах Пушкина, я с интересом подумал: умрёт или не умрёт? И с большой заинтересованностью продолжил читать этот абзац. Я, конечно, не Ахматова, я не переживаю это лично, но всё же... Эта история, как проигранная шахматная партия. Очень жаль, что надо положить короля на бок – но чем-то напоминает зиму, которая, как правило, приходит после осени, а та – после лета. И это движение неизбежно.

А ощущение было очень странное – секунд пять я не помнил, чем там дело закончилось.
Всё начиналось как бы заново - вот поэт, вот пистолет.
Едут санки, ничего не решено.
И даже когда уже лежит на диване - откуда известно, что дальше?
Ниоткуда.

И, чтобы два раза не вставать - есть другое странное воспоминание.

Я как-то пересматривал «Доктора Живаго». Того самого американского  "Доктора Живаго", с пышноусым Омаром Шарифом и скуластой Чаплин. Я смотрел его несколько раз, первый – на какой-то конференции, уже много лет назад. Там молодым учёным за пять рублей его показывали полуподпольно, на большом телевизоре с электронно-лучевой трубкой, к которому был приделан видеомагнитофон "Электроника-ВМ 12".
 Ощущение ирреальности этого мира я помню – чудесную сцену с балалайкой в конце и иней в юрятинском доме.

Кстати, я долго не верил в этот иней, пока сам, несколько лет спустя, не отворил дверь своего дома в лесу и не шагнул в мир стульев, стола и печки, обросших белыми иголками – всё было просто, но не так красиво, как в американском фильме.

Ну, естественно, я попал сразу на сцену ночной демонстрации – отчего это революционеры водят демонстрации по пустым ночным улицам – я не спрашиваю.

Не надо.

Это та загадочная Россия, которую мы потеряли.

Извините, если кого обидел

История про то, что два раза не вставать

Отрезанный от мироздания дождём, наблюдал редкое явление - Цветаевосрач.
Это отрадное явление в тот час, когда все обсуждают, пиздить ли демонстрантов, или, наоборот, пиздить ли ментов. При том, что большая часть моего любимого города сейчас покрыта потоками дождевой воды это чрезвычайно актуально.
Так вот, некоторые соображения: сейчас на отзвук в народном сердце может рассчитывать только простая проблема. Вот схватиться на шестьсот комментов и шесть экранов по поводу особенности рифмы Цветаевой или там особенности цезуры в её строке - хуй у вас получится. Народное сердце не отзовётся, нет.
И дело тут только в том, что народ у нас милосерден и бережлив к словам и лишних слов старается не заучивать. Дело в том, что великие для народа существуют как бы в отрыве от самих себя. Читать несчастную Марину Ивановну сложно, а те, кто читает, ориентируются на волшебную музыку и фильмы  режиссёра Рязанова, где её строки мурлыкают под гитару бархатным женским голосом. Не ньюйоркский же пятитомник заставлять людей перечитывать.
Поэтому раз и навсегда человек объявляет себе поэта (тут нельзя допускать вольностей в роде) Цветаеву поэтом повышенной духовности.
Ну и всё, первый. Расчёт окончен.
Теперь, узнав , самостоятельно, что что Алексей Толстой был негодяем и лицемером что Леонов спекулировал коврами в эвакуации и что  писатель Мирошниченко избивал жену велосипедным насосом,* люди приходят в крайнее недоумение: как совместить повышенную духовность с велосипедным насосом, или там с фронтальным эгоизмом.


И, чтобы два раза не вставать, я расскажу о похожем случае, который может быть руководством по сетевому троллингу:
а) В романе Набокова «Дар» герой получает в качестве рецензий на свою книгу о критике-демократе целый ворох бессмысленных статей, но, среди прочих, отзыв Кончеева (читай – Ходасевича): «Он начал с того, что привёл картину бегства во время нашествия или землетрясения, когда спасающиеся уносят с собой всё, что успевают схватить, причем непременно кто-нибудь тащит с собой большой, в раме, портрет давно забытого родственника. «Вот таким портретом (писал Кончеев) является для русской интеллигенции и образ Чернышевского, который был стихийно, но случайно унесен в эмиграцию, вместе с другими, более нужными вещами", - и этим Кончеев объяснял stupéfaction, вызванную появлением книги Федора Константиновича ("кто-то вдруг взял и отнял портрет")».
То есть, настоящий тролль просто должен найти правильную икону, и дальше описать все её намоленные достоинства, меняя "+" на "-".
б) При этом писатели тут лёгкая добыча - они постоянно пробалтываются. С художниками труднее, но уж создатель Ватикана конкретно влетел, да и на остальных можно много что накопать.
в) Тут можно развернуть отдельное социологическое мудрствование на тему того, что обыватель хочет видеть кумира во всей совершенной красе - принцессы не какают, писатель - народный кумир и каждым дыханием подтверждает высокую нравственность, любимый политик - мудрый бессребреник, и прочее. То есть, тяготение к монолиту, презрение многообразия. Но я. признаться, стал думать о бабах и сбился.
д)<я ещё не придумал>


_____________________________
* тут, кстати, удивительная загадка - я как-то в дачной местности Манихино пробовал драться с деревенскими велосипедным насосом и выяснил, что это чрезвычайно неудобно. Мало приспособлен велосипедный насос для этого. Но, посмотрев сейчас в  Сети, я выяснил, что случаи избиений велосипедными насосами нередки - это удивительно. Я, кажется, пропустил что-то важной в жизни.

Извините, если кого обидел