January 4th, 2012

История про то, что два раза не вставать

Мне опять приснился странный сон: приехав на дачу, я обнаружил на своем участке незнакомых людей. Большая их часть сразу скрылась в лесу, оставив своего товарища. Тут же оказалось, что посреди дорожки разведен костер, и над огнем висит котелок. Я ( внешне еще спокойно) вопросил, что это такое.
Человек, ничуть не смущаясь, отвечал, что они тут проводят одиночный пикет.
- В честь чего же ваш пикет, - уже перестал скрывать бешенство я. - И какой же он одиночный, если твои сотоварищи в немалом количестве сейчас в лес ломануись?
Незваный гость с котелком отвечал в том духе, что за демократию и против отсидки участников художественных акций
Тут наши разговоры и кончились, потому как я сходил в дом за колуном на длинной ручке и погнал пикетчиков по лесу. Я задевал колуном о березы и пушистый снег сыпался с ветвей. Зарываясь в сугробы, я не переставал объяснять гостям простыми русскими словами, в каких причудливых отношенияЖ отношусь с ними, с художественным акционированием и пробуждением масс.

И, чтобы два раза не вставать, спрошу: только у меня пропала возможность редактировать комментарии?


Posted via m.livejournal.com.

История про то, что два раза не вставать

Кстати, о новогоднем настроении - видел нынче в метро сущее безумие. Сидел напротив меня какой-то мальчик лет восемнадцати, что долго и надсадно кашлял. Он кашлял минут десять, а потом, заторможено, как будто погружённый в новокаин, он стал рассматривать разошедшуюся на сапоге молнию, потом у него за спиной оказались две сумки - одна чёрная, маленькая, из-под какой-то техники, а вторая белая, женская. Из чёрной он вдруг достал тюбик помады и стал подводить себе губы. Был он с выпбритым затылком и чёрными крашеными волосами, падавшими на лицо.
Нужно было подойти к нему и быстрым движением свернуть ему шею, чтобы он не мучился.
Но как-то я отвлёкся и стал думать о своём.

Но, чтобы два раза не вставать, я скажу ещё о виденном. Видел сегодня карпа-белку. Ещё два раза видел писателя Кубатиева - один раз в какой-то питерской передаче, где он рассказывал, должны ли писатели объединятся или должны ссориться. И если ссориться - то как. Потом я увидел его в Живом Журнале, где он сочинил перечень того, что не должен делать современный писатель.
Тут мы с ним немного разошлись, и я решил сочинить собственный список.
Дело в том, что современная литература стала маргинальной, но это не значит, что писателю нужно делать своё дело плохо, как раз наоборот. Литература занимает место где-то рядом с искусствами фехтования и вольтижировки. И это высокая ответственность. Самая честная игра должна быть не в казино, а в преферанс, на дачной веранде, где висты по десять копеек.
Така вот, писатель не должен:

1. Не стоить жалеть свои книги на подарки. Представьте себе человека, что дал вам визитную карточку и пытается выклянчить за неё пять рублей. На хуй это дело - книги, что визитные карточки, разбрасывайте их как сеятель - обдигации государственного займа... Или дарите так. Или вовсе не дарите.
2. Нельзя пересказывать сюжет ещё ненаписанной книги - всё уйдёт в свисток и понты.
3. Нельзя смотреть в Интернете, как продаётся твоя книга - тут я согласен с Кубатиевым (он вообще мудрый).
4. Не надо спорить в Интернете с теми читателями, которые считает его книгу говном. Ну и спорить с профессиональными рецензентами, разумеется, тоже.
5. Не надо пасти народы - то есть, думать, что твоё мнение хоть чуть более весомо, от того, что ты назвал себя писателем. Часто писатель начинает нести какую-то чушь или вовсе предлагать планы переустройства мира. Писательская профессия не придаёт веса этим речам, а, наоборот, их умаляет.
6. Не надо произносить слово "творчество", и вообще дрочить не надо публично. Но про это ещё Михаил Анчаров писал - про слово "творчество", в смысле, а не про онанизм.
7. Не надо говорить, сколько посещений приключилось на твоей страничке на самиздатовском сайте. Заведи себе собственный сайт. Лучше чёрно-белый, без розового и жёлтого. И забудь про счётчик.
8. Не пиши автобиографии. Лучшая автобиография состоит из места рождения. "Иван Синдерюшкин. Родился в Москве". И всё - даже год рождения портит биографию.
9. Помни, что ты - музыкант на "Титанике". В момент гибели твоей среды обитания вопросы стиля и чистоты звука становятся первостепенными, а вопросы членства в любых организациях смешны. Ты можешь платить куда-то взносы, что идут на похороны стариков, тридцать лет назад считавшими себя писатеолями, но не признавайся в том, что ты член какого-нибудь "творческого союза".
10. Большая часть твоих читателей - идиоты. Но не надо говорить им об этом.
11. Не надо высказываться по поводу копирайта - ни на чьей стороне. Я знавал писателей, что высказывались против копирайта, но вдруг оказывалось, что у них небольшой свечной заводик, и им насрать на гонорары. Я знавал писателей, что с пеной у рта бились за свои права, но оказывалось, что их просто никто не читает. Чтобы не давать повода причислить вас ко вторым (а к первым вас не причислят, пока не увидят ваш автомобиль или там виллу), не ввязывайтесь в эти споры безграмотных людей, которые даже не открывали Четвёртой части Гражданского кодекса.
12. Как писал Сирилл Норкотт Паркинсон, пересказывая старый английский анекдот про морского министра, что говорил своим клеркам о том, что есть два правила - во-первых, не относитесь к себе слишком серьёзно... - А во-вторых? - спрашивал кто-то. - Других правил нет, - отвечал министр.

Извините, если кого обидел