April 21st, 2011

История про уготовления

Ну, поскольку я грелочкников, кажется, распугал и никто рецензироваться не хочет,  я расскажу про одну историю из Тынянова.
Дело в том, что мотив бегства к врагу в русской культуре старый и не с Курбского начался.
Он был всегда, и более чем в других народах был темой трепетной.
Бегство и предательство всегда было темой особой и готовых решений никто не имел (Булгарин сделал неплохую карьеру, но это так, к слову).
А в "Смерти Вазир-Мухтара" предательство - едва ли не главный мотив.
Есть там одна линия, связанная с русскими беглыми - солдатами и офицерами, что перешли на сторону персов и воюют со своими бывшими товарищами. Много лет я любил фразу Тынянова о том, что он начинает работу там, где кончается документ. Но действительность, как всегда богаче наших представлений о ней - и историчность Тынянова каждый раз оказывается особой, сложной. Неоднозначной.
И вот, эти русские...

Но нет, я вспомнил о разбежавшихся грелочниках. Обожду, пожалуй - пойду-ка я красить яйца.

Извините, если кого обидел

История про кулич

Вот наказал Господь: кулич у меня плохо поднимается. А ведь какой кулич выходил, какой кулич! И пахнет совершенно одуряюще.
Меж тем сходил за фисташками nina_petrovna как всегда меня обманула: как я не искал, ни одной кошки в окрестностях не обнаружил. Но уж мне не привыкать.

Извините, если кого обидел