March 22nd, 2011

История про кинофестиваль

Однажды я поехал на какой-то кинофестиваль. «Какой-то» тут фигура речи – я, конечно, помню на какой, но это совершенно неважно. Жил я в старинном доме с толстыми стенами и окнами-амбразурами. Но оказалось, что слышимость в этой гостинице была превосходная и в последний день я всё не мог уснуть, ворочался в своей полутороспальной постели. В соседний номер пришёл старик–знаменитость, и вот он битый час трахал в соседнем номере какую-то журналистку. Он был худой и старый, седой и совершенно пьяный.

Сквозь стенку я вдруг услышал его дребезжащий голос:

– Вот стою я, перед тобой го–о–олый… Голенький...

И меня передёрнуло от того ужаса, с которым я представил себе вид этой сцены. Зашептал я всякие слова, да полез в холодильник за ворованным банкетным алкоголем.

Извините, если кого обидел

История про ответы на вопросы

http://www.formspring.me/berezin

- Писатель Березин, вы мой кумир! Как вы относитесь к восторженным поклонницам? И как вы с ними обращаетесь?
- К восторженным поклонницам отношусь насторожённо. Восторг - это ведь дело недолгое и быстро сменяется депрессией. Я читал, что часто восторженные поклонницы потом вооружаются бутылками с кислотой и начинают караулить своих кумиров и членов их семей в подъездах. Этого бы мне хотелось избежать.
Вот если бы они скупали мои книги пачками, а потом раздаривали друзьям - это было бы интересно.
Ну, или присылали мне деньги в надушенных конвертах.
Если конвертов было бы достаточно много, то книги можно и не скупать.

- Какое у вас отношение ко всему этому сыр-бору околосетевому с Н. Михалковом? Было бы просто чудесно, если бы вы ответили поразвернутее.
- Это удивительно сложный вопрос. И вот почему – сейчас придётся объяснять базовые понятия моего мировоззрения. Да-да, не пугайтесь только, но без них никуда не денешься.
Во-первых, скандалов вокруг Михалкова в Сети было довольно много – и фильмы его ругали, и показывали, как он какого-то нацбола ногами бьёт за то, что тот в него помидором засветил (Там ужасно было то, что нацбола при этом держала михалковская охрана). Я думаю, что имеется всё-таки не это  и не блог Михалкова, а его публичное утверждение, что это Бог наказал Японию землетрясением (Правда, вот меня тут поправили, не за Курильские острова, как обозреватели говорят, а вообще за всё дурное "постоянное использование, унижение окружающего мира, включая людей, себя самих, детей, природу"), ну и за грехи всего человечества. "И посылает бедным японцам девятибалльное землетрясение с цунами, реактором, который сегодня опять потрясло, и он на грани взрыва". Ему тут же напомнили - люди православные, что вовсе не дело иерарху Церкви, а уж мирянину и подавно, с уверенностью говорить о замыслах и мотивах Господа, а агностики справедливо добавили, что эмоция «У соседа корова сдохла – мелочь, а приятно» - очень опасная. Особенно, когда речь идёт не о смерти коровы. Мне всякий сыр-бор не очень интересен, а те слова, что я слышал сам - как Михалков оправдывается за мигалку, кажутся мне больше, чем преступлением - потерей вкуса. Но это, повторяю, не очень интересно.
Во-вторых, (хотя тут можно было бы и закончить) интересно рассуждать зачем нам явлен Михалков в этом своём современном качестве. Вот он был молодым режиссёром, и фильмы эти мы помним, потом до нас доходили слухи о каких-то необъятных поместьях и семейных богатствах, фильмы уже были несколько хуже, и вот мы имеем перед глазами не режиссёра, а то, что точно определяется словами «общественный деятель». Деятель этот поступает глуповато, говорит ужасно противные для всякого слушающего водителя слова значимости своей «мигалки» и всё такое.
Я всё думал, отчего это так? Ведь, если из всякого явления можно извлечь нравственный опыт, то какой - из этого?
Отчего человек произносит вещи, после которых о нем большее количество людей будет думать хуже, чем раньше?
Иногда мне кажется, что схема может быть такой: человек цинично понимает, что народ стерпит всё – и  ныне, и присно, и вовеки веков. И Михалков уже снабдил себя такими прокладками между собой и народом, такими подушками безопасности, что защищён абсолютно.
Не пойдут на новый фильм? Да и ладно, всё уже заложено в смете.
Не дадут денег? Да у него уже есть.
Пристанут на улице? Да он по улицам не ходит.
При этом он знает,  что чернь продажна и всё равно прибежит узнать, что случилось, если он скажет очередную громкую фразу, быть может, непродуманную. Возможно, у него просто есть предчувствие, что за «Цитаделью» для него кино кончилось, а, значит, кончился старый вид адреналина. Возможно, что он решил стать политиком типа Жириновского - кстати, непонятно ещё, кто кого сборет.
И хоть кино кончилось, но  формат - не кончился. И в этом формате и будет политическим деятелем - но, я думаю, всё же не губернатором. Михалков всё-таки неглуп, да и пример несчастного Евдокимова с ужасным позорищем, который нам  явило это губернаторство от начала до конца, ещё не забыт.
Я думаю, Михалков метил бы на государственный пост адекватный министру, или председателю думского комитета, или просто Главе Кинематографии (или и вовсе - Главе Культуры). Можно основать Академию - либо Академию Киноискусства, либо Академию Культуры. Время от времени отправляться по Руси в странствие, облачаясь в рубище, и ничто не будет выдавать великого человека кроме группы видеооператоров, бредущей следом.
В-третьих, это и есть польза: размышление над примером жизненного пути, что нам тут явлен.
Вот вам бонус на всякий случай.

Извините, если кого обидел