February 14th, 2011

История про фараона



 
 - Тебе сложно, потому что ты в Бога не веришь. А как человек в Бога верит, так сразу оказывается, что он в домике. В самое ужасное время, в кошмарных обстоятельствах – и в домике!
Есть такая история у одного поляка, который писал про Древний Египет. Там был фараон, такой хитроумный, потому что сам был бог – просто так, по служебному положению. И вот этот фараон, потому что был бог, видел много, что не видят другие люди.
И вот фараон с изумлением увидел стаю серебристых птиц, что вылетали из храмов, дворцов, улиц, мастерских, нильских судов, деревенских лачуг, даже из рудников. Сначала каждая из них взвивалась стрелой вверх, но, повстречавшись с другой серебристой птицей, которая пересекала ей дорогу, ударяла ее изо всех сил, и обе замертво падали на землю. Это были противоречивые молитвы людей, мешавшие друг дружке вознестись к трону предвечного. И раз за разом он лучше разбирал слова молитв: вот больной молился о возвращении ему здоровья, и одновременно лекаря, который молил, чтобы его пациент болел как можно дольше; хозяин просил Амона охранять его амбар и хлеб, вор же простирал руки к небу, чтобы боги не препятствовали ему увести чужую корову и наполнить мешки чужим зерном.
Молитвы их сталкивались друг с другом, как камни, выпущенные из пращи.
Путник в пустыне падал ниц на песок, моля о северном ветре, который принес бы ему каплю воды; мореплаватель бил челом о палубу, чтобы еще неделю ветры дули с востока. Земледелец просил, чтобы скорее высохли болота; нищий рыбак - чтобы болота никогда не высыхали. Их молитвы тоже разбивались друг о дружку и не доходили до божественных ушей Амона.
Особенный шум царил над каменоломнями, где закованные в цепи каторжники с помощью клиньев, смачиваемых водой, раскалывали огромные скалы. Там партия дневных рабочих молила, чтобы спустилась ночь и можно было лечь спать, а рабочие ночной смены, которых будили надсмотрщики, били себя в грудь, моля, чтоб солнце никогда не заходило. Торговцы, покупавшие обтесанные камни, молились, чтобы в каменоломнях было как можно больше каторжников, тогда как поставщики продовольствия лежали на животе, призывая на каторжников мор, ибо это сулило кладовщикам большие выгоды. Молитвы людей из рудников тоже не долетали до неба.
На западной границе фараон увидел две армии, готовящиеся к бою. Обе лежали в песках, взывая к Амону, чтобы он уничтожил неприятеля. Ливийцы желали позора и смерти египтянам, египтяне посылали проклятия ливийцам. Молитвы тех и других, как две стаи ястребов, столкнулись над землей и упали вниз в пустыню. Амон их даже не заметил. И куда ни обращал фараон утомленный свой взор, везде было одно и то же. Крестьяне молили об отдыхе и сокращении налогов, писцы о том, чтобы росли налоги и никогда не кончалась работа. Жрецы молили Амона о продлении жизни Рамсеса XII и истреблении финикиян, мешавших им в денежных операциях; номархи призывали бога, чтобы он сохранил финикиян и благословил скорее на царство Рамсеса XIII, который умерит произвол жрецов. Голодные львы, шакалы и гиены жаждали свежей крови; олени, серны и зайцы со страхом покидали свои убежища, думая о том, как бы сохранить свою жалкую жизнь хотя бы еще на один день. Однако опыт говорил им, что и в эту ночь десяток-другой из их братии должен погибнуть, чтобы насытить хищников.
И так во всем мире царила вражда. Каждый желал того, что преисполняло страхом других. Каждый просил о благе для себя, не думая о том, что это может причинить вред ближнему.
Поэтому молитвы их, хотя и были как серебристые птицы, взвивавшиеся к небу, не достигали цели. И божественный Амон, до которого не долетала с земли ни одна молитва, опустив руки на колени, все больше углублялся в созерцание собственной божественности, а в мире продолжали царить слепой произвол и случай.
И вдруг фараон услышал женский голос:
- Ступай-ка, баловник, домой, пора на молитву.
- Сейчас! Сейчас! - ответил детский голосок.
Повелитель посмотрел туда, откуда доносились голоса, и увидел убогую мазанку писца на скотном дворе. Хозяин ее при свете заходящего солнца кончал свою дневную запись, жена его дробила камнем пшеничные зерна, чтобы испечь лепешки, а перед домом, как молодой козленок, бегал и прыгал шестилетний мальчуган, смеясь неизвестно чему.
По-видимому, его опьянял полный ароматов вечерний воздух.
- Сынок, а сынок! Иди же скорее, помолимся, - повторяла мать.
- Сейчас! Сейчас, - отвечал мальчуган, продолжая бегать и резвиться.
Наконец женщина, видя, что солнце начинает уже погружаться в пески пустыни, отложила свой камень и, выйдя во двор, поймала шалуна, как жеребенка. Тот сопротивлялся, но в конце концов подчинился матери. А та втащила его в хижину и посадила на пол, придерживая его, чтобы он опять не убежал.
 - Не вертись, - сказала она. - Подбери ноги и сиди смирно, а руки сложи и подними вверх. Ах ты, нехороший ребенок!
 Мальчуган знал, что ему не отвертеться от молитвы, и, чтобы поскорее вырваться опять во двор, поднял благоговейно глаза и руки к небу и тоненьким, пискливым голоском затараторил прерывающейся скороговоркой:
- Благодарю тебя, добрый бог Амон, за то, что ты сохранил сегодня отца от бед, а маме дал пшеницы на лепешки... А еще за что? За то, что создал небо и землю и ниспослал ей Нил, который приносит нам хлеб. Еще за что? Ах да, знаю! И еще благодарю тебя за то, что так хорошо на дворе, что растут цветы, поют птички и что пальма приносит сладкие финики... И за то хорошее, что ты нам подарил, пусть все тебя любят, как я, и восхваляют лучше, чем я, потому что я еще мал и меня не учили мудрости. Ну, вот и все...
 - Скверный ребенок! - проворчал писец, склонившись над своей записью. - Скверный ребенок! Так небрежно славишь ты бога Амона!
 Но фараон в волшебном шаре увидел нечто совсем другое. Молитва расшалившегося мальчугана жаворонком взвилась к небу и, трепеща крылышками, поднималась все выше и выше, до самого престола, где предвечный Амон, сложив на коленях руки, углубился в созерцание своего всемогущества.
 Молитва вознеслась еще выше, до самых ушей бога, и продолжала петь ему тоненьким детским голоском: "И за то хорошее, что ты нам подарил, пусть все тебя любят, как я..." При этих словах углубившийся в самосозерцание бог открыл глаза, и из них пал на мир луч счастья. От неба до земли воцарилась беспредельная тишина. Прекратились всякие страдания, всякий страх, всякие обиды. Свистящая стрела повисла в воздухе, лев застыл в прыжке за ланью, занесенная дубинка не опустилась на спину раба. Больной забыл о страданиях, заблудившийся в пустыне - о голоде, узник - о цепях. Затихла буря, и остановилась волна морская, готовившаяся поглотить корабль. И на всей земле воцарился такой мир, что солнце, уже скрывшееся за горизонтом, снова подняло свой лучезарный лик.
- Ну, да. И никто не уйдёт обиженным. Как я ненавижу эти притчи, кто бы знал, как я ненавижу, когда мне это начинают парить, вся эта псевдопсихология, все эти поэтические эссе, которыми снабжают, как анекдотами, свою речь публичные психологи… Всё это ваше стругацкое-перестругацкое «счастья для всех, пусть никто не уйдёт обиженным, все эти исполнители-исполнятели желаний, при условии их выстраданности… Ненавижу, мать вашу!


Извините, если кого обидел



История про ответы на вопросы

http://www.formspring.me/berezin

- Можете ли лет через 5 представить себя рядом с женщиной - вашей ровесницей, или младше, но не юной? То есть не с девой- прелестницей с молодым свежим телом? Может ли быть привлекательной для вас женщина так называемого бальзаковского возраста?
- Жизнь нас учит тому, что то, как устроена голова у подруги, важнее всего остального.
Одно скажу - если вы услышите, что меня привлекли за растление малолетних, то не верьте. Я не Гумберт-Гумберт, мне лолитообразные девочки не интересны. По-моему, это последнее, самое невероятное, в чём я мог бы быть замечен. А так-то все хороши, всё полезно, что в рот полезло.
- О чем говорят в компании писателей?
- Чаще всего о деньгах. Но я редко бываю в компаниях писателей. Куда чаще я сижу за столами с математиками, буровых дел мастерами, реставраторами и верстальщиками.
- "Свои." Кто они? Среди кого вы чувствуете себя на месте, своим, сливающимся с пейзажем?
- Среди деревьев в лесу, понятное дело.

- Боитесь ли вы старения, старости?
- Старости - не очень. Я боюсь выжить из ума и болезней боюсь. Да всего боюсь - но дело в том, что мужчины больше в старости боятся, что они перестают быть мачо и красавцами. Но вот это - хрен с ним.
- Почему во времена Пушкина мало боялись смерти, судя по дуэлям, а теперь трясутся за свое здоровье (некоторые даже мечтают о воскрешении из замороженного трупа)? Когда произошел этот переход и с чем он связан?
- Да кто ж сказал-то, что мало боялись? И во времена Пушкина, и во времена Нерона боялись. И сейчас боятся - это нормально. Другое дело, что смерти больше вокруг людей было - в пушкинские времена хорошо если половина детей выживала. Представляете, как люди живут в современном мире, и спокойно (или почти спокойно - плачут, конечно, при этом) понимают, что Оленька и Сашенька выживут, а Петенька и Даша - нет. И продолжительность жизни была куда меньше, и болезни лечили мало - перелом в медицине случился только в тридцатые-сороковые годы ХХ века.
Ну и социальный состав выровнялся, и из социальных соображений стали меньше мучить: вон, в Англии ещё в ХIХ веке за украденный кусок хлеба вешали, а теперь, слава Богу, нет. Смерти стало меньше, а смерть - дело привычки.

- Есть ли в современной литературе наследники Тынянова?
- Смотря в чём: ведь Тынянов личность сборная - критик с хорошим историко-филологическим образованием, литературовед и писатель. В этом смысле синтетического существования все успешные современные писатели-журналисты - наследники Тынянова. А вот с наследованием стиля, тому строю метафор, что все они пользовали в двадцатые годы - тут сложнее. Но тут я человек заинтересованный, необъективный. Ну а в социальном смысле, в смысле кадровая позиция "исторический романист" мне такие наследники неизвестны.

- Как Вам привычка говорить "мы" от имени широких масс, узких прослоек и прочих собраний?
- Она искупается своей повсеместностью и необязательностью. Вот смотрите: когда товарищ Сталин говорил "Нам стоит присмотреться к...", было понятно, что та группа людей, что сейчас вот присмотрится - о-го-го какая значимая.
А когда сейчас какой-нибудь Синдерюшкин говорит: "Мы, интеллигенты, в беде", то его и жена не услышит.

- Народу надоели монархисты, коммунисты тоже себя не оправдали. Когда же в России настанет конец демократии, и что будет после неё?
Очень много неправды в ваших словах. Монархическая идея будоражит умы, коммунисты крепки в вере, что такое демократия - никто не знает, меж тем у неё много приверженцев, крепнут ряды анархистов, множатся кадеты и социалисты, процветают экологические партии. Жизнь непроста.

- Вот когда снишься кому-то, это так неприятно и стыдно, правда? Бог знает что там приснится, и повлиять не можешь.
- Не знаю. Мне не жалко - правда, вряд ли я снюсь широким народным массам в больших количествах.
- Ну, даже если и одному человеку снишься. С безумной логикой сна. Какой- то непорядок, полное нарушение прайвеси. Впрочем, мне приснился Фрейд. Что бы это значило?
- Я полагаю, что Фрейд многим снится. Это ему такое наказание Господне. Но я всё равно бы не стал переживать - мы ведь (если мы не герои Павича) не знаем, как и в каком виде кому-то снимся.
- Про сны добавлю. Так ведь люди рассказывают детали! И не знаешь, правда ли или ещё что-то там со мной происходило. А вопрос совсем о другом: роль случайности в вашей жизни.
- Ну, тут не поймёшь, как они рассказывают. Это ведь как тот врач из анекдота, которому старичок жаловался, что он не может, а вот сосед смог два раза за ночь. Врач сказал: "А вы ему передайте, что смогли три раза - и дело с концом". А случайности нет вовсе.
- Ничего себе -вовсе нет случайностей! Может, и стихийных бедствий нет?
- Нету. Одни Господни наказания.
- О совпадениях и их смысле можете сказать что-то?
- О совпадениях и их смысле могу сказать кое-то. Скажем то, что тема эта туманна и безбрежна.

Извините, если кого обидел