November 1st, 2010

История про похороны

Ездил провожать старого Сердобольского.
Обнаружил, что ему на пять лет было меньше, чем я думал. Старик Сердобольский лежал в гробу как странная пойманная птица.
Нос торчал крючком.
Стояли кругом и мялись там какие-то старики, вспоминали о квантовой физике, и какой-то задаче о накоплении статистических ошибках, которые он решал. Это была какая-то другая наука, даже не та, которой я занимался в своё время.
Наука пятидесятых и шестидесятых, времени радостного позитивизма.
Странное это было ощущение, будто я стоял среди последних могикан, обсуждавших свои исчезнувшие обряды.
Кажется, я был у гроба самый молодой.
И вот мы уже шли с Владимиром Павловичем по улице, по очереди думая о своей жизни философски.
Это было видно потому, как мы, продолжая говорить, время от времени теряли контакт друг с другом.

Извините, если кого обидел.