September 30th, 2010

История про другого Шкловского

.

Занимаясь историей Виктора Шкловского, я внезапно обнаружил его однофамильца.
Это совершенно другой Шкловский - Григорий Львович, родившийся в 1875 году.
Григорий Львович был тем, что называлось "профкессиональный революционер". Член РСДРП с 1898 года, а после II съезда Шкловский стал правоверным большевиком. Этот Шкловский жил в Белоруссии, участвовал в революции 1905 года.
Он бежал за границу и там был членом Бернской группы большевиков.
В 1917 вернулся в Россию.
Когда на улицах Москвы солдаты и рабочие стали стрелять в юнкеров, то этот Шкловский стал комиссаром Дорогомиловского района, затем - членом коллегии Наркомата земледелия и уполномоченным Наркомата по иностранным делам в Петрограде и на Севере РСФСР.
С 1922 года он  был  на дипломатической работе в Германии. К этому моменту  относится удивительная переписка Ленина с коллегами-бюрократами, не дающими большевику Шкловскому  документов для отъезда. (Перед этим жена Шкловского обратилась к Ленину с просьбой послать всю семью за границу, потому что семья бедствует и прижиться в Советской России они не могут). Лениным написано около десяти писем, но все они вязнут в бюрократическом киселе. Вождь революции оказывается бессилен - никто и не чешется, все научились отписываться и имитировать деятельность. 
Григорий Шкловский всё-таки получил документы, и уехал на два года в Германию.
Он ходил по берлинским улицам одновременно с беглецом Виктором Шкловским. У одного был дипломатический паспорт, у другого  - вовсе никакого.
Судьба их сводила, да не свела.
Фамилия не частая,  и двадцатый век на всех один, а пути розны.
Когда Григорий Шкловский вернулся в Москву, его даже избрали в ЦКК ВКП(б). Однако потом поддержал левую оппозицию и  подвергся гонениям в 1927.
А тут стоило сделать шаг - и верёвочка вилась определённым образом.
Хоть Шкловский потом покаялся, но судьба его была предрешена.

Извините, если кого обидел.