September 22nd, 2010

История про "Отдел"

Я тоже посмотрел фильм Архангельского "Отдел" (я понимаю, что над этим продуктом работало много людей, но всё же он так и будет "фильм Архангельского"). Фильм этот очень полезен, хотя это вовсе не значит, что он мне так уж нравится. (Причём про место фильма люди незамутнённые пишут интуитивно правильно: "Не "Подстрочник", конечно, но всё равно очень интересно, спасибо ему". Это именно туда, в ту же нишу.
Но этот фильм порождает множество размышлений, казалось бы, впрямую с ним не связанных.
Дело в том, что первым встаёт вопрос о научном значении этой прошлой деятельности.
И это вопрос скользкий, который задавать сложно, и двигаться при этом нужно чрезвычайно аккуратно, чтобы никого не обидеть.
Слова из пелевинского рассказа о философак, как о банде конокрадов, что с гиканьем и свистом угоняют прочь остатки здравого смысла у всех на устах.
И вот тут тоже самое - с одной стороны я наблюдаю очень интересную тему компромисса и двоемыслия.
С другой - меня тревожит вопрос, который идёт рука об руку с компромиссом: ради чего.
Легендарный (он легендарный) компромисс Галилея понятен в рамках легенды.
Но вот, к примеру, Мамардашвили - как с ним. Например, есть критерий понятности научной работы (да и вообще понятности любого явления) - его нужно пороробовать пересказать общо, простыми словами. Это получалось даже с квантовой механикой.
Но некоторые явления пересказать простыми словами трудно. И в момент этой проверочной практики оказывается, что нечто гениально, потому что общество ожидает гения, хочет его слепить из окружающего мира.
Так и здесь - довольно хорошо известно, что именно придумали физики в бомбе или до чего додумались Басов с Прохоровым. А с Мамардашвили этот фокус не выходит - и он в мемориальных статьях выходит то человеком, разговаривающим во сне с Декартом, то популяризатором Пруста, тут для меня какая-то загадка.
Точно такая же загадка с Щедровицким.
С Зиновьевым для меня лично более понятная история, однако ж о его прозе я вспоминаю с ужасом.
С литературой в смысле компромисса понятно - писал в стол о страданиях народных, а для прокорма пьесу о главном агрономе и диекторе МТС.
Есть ещё две темы, которые всплывают после просмотра фильма Архангельского, да только я обожду про них говорить.
Вдруг кому-то всё это понадобится в печатном виде.

Извините, если кого обидел.