August 31st, 2010

История пр ярмарку

Я обнаружил в Программе ярмарки на ВДНХ на стенде издательства АСТ: "В четверг 2 сентября: Владимир Березин «Путь и шествие» 17:00-17:30". Это - правда.
Что ж не сплясать на потеху публики?
Впрочем, о текущем моменте - концептуально купил гречки: 900 грамм за 94 рубля. Сделал гречневую кашу с пассированным луком имени гр. Толстой. Домашние, дворня, доктор Маковеев и забредший на огонёк поручик Щепин-Суздальский ели нямку причмокивая и нахваливая.

Ещё о текущем моменте: наблюдал зародыш нового горячего сетевого обсуждения. Поскольку я сейчас читаю одновременно около пятидесяти писательских мемуаров, и могу сделать вывод о том, что скандалы у писателей ровно такие же, что и нормальных людей.
Но с одним отличием.
Писатели, и только писатели могут грамотно выстроить сюжет, привычно вворачивают метафоры, незаметно концентрируют внимание читателя на каком-то стетоскопе, тапочке или прочих, казалось бы, неважных деталях - и вот, хрясь! - скандал правильного писательского пошиба, Гумилёв с Волошиным выехали стреляться к Чёрной речке, а оттуда уже несут Пушкина.
Правда, у писателей всё в дело идёт: поругается с кем писатель, и сразу всё в роман вставляет - и ссору и дуэль. Правда иногда перепутает, и роман сначала напишет, а потом поссорится, а уж на следующий день его на дуэли убьют. Гора Машук, с свинцом в груди и жаждой мести.
Я люблю писателей.
Я на их стороне.

Снова о текущем моменте:
Я украл пятнадцать пулемётных лент из ружейной комнаты Броневого дивизиона.
Мне помогал вольноопределяющийся Маяковский.
За это я отговорил Маяковского заниматься поэзией. Он взял в зубы женскую сумочку и убежал куда-то.
Ход поэта извилист.
Жизнь не густа.
Я бежал по Невскому, увитый пулемётными лентами как свивальниками.
В Летнем саду меня ждал гетман Скоропадский.
Гетьман обещал всякому, кто поднесёт патроны, серебряный портсигар и скупую мужскую слезу.
Это патронный счёт русской литературы.
Горький даже не вышел из дома.
Катаев удрал в чёрном лаковом лимузине, похожем изнутри на актовый зал Тенишевского училища.
Ремизов был человек мирный и всё проспал.
Булгаков поехал на санитарной двуколке, но надышался эфиром и сошёл с дистанции.
Гумилёв отказался носить патроны и пошёл ловить пауков.
Тихонов и Зощенко - бравые вояки. Они тащили целый цинк с патронами и замедлили бег только у Спаса на Крови, где на них напали беспризорники, зубастые и страшные как пираньи.
Бабель был почти чемпион - он добрался до ограды.
Но я успел первым.

Извините, если кого обидел.

История про Полонскую и Фридлянд

Слушайте, ну отдайте же мне мою книжку воспоминаний Елизаветы Полонской, а?
Зачем она вам? А я там прочитаю, с кем и, главное, когда точно стрелялся Шкловский в 1920 году.
Сам Шкловский писал: "На диване сидела девушка. Диван большой, покрыт зеленым бархатом. Похож на железнодорожный.
Я забыл про евреев.
Сейчас только не думайте, что я шучу.
Здесь же сидел еврей, молодой, бывший богач, тоже образца 1914 года, а главное, сделанный под гвардейского офицера. Он был женихом девушки.
Девушка же была продуктом буржуазного режима и поэтому прекрасна.
Такую культуру можно создать только имея много шелковых чулок и несколько талантливых людей вокруг.
И девушка была талантлива.
Она все понимала и ничего не хотела делать.
Все это было гораздо сложней.
На дворе было так холодно, что ресницы прихватывало, прихватывало ноздри. Холод проникал под одежду, как вода.
Света нигде не было. Сидели долгие часы в темноте. Нельзя было жить. Уже согласились умереть. Но не успели. Близилась весна.
Я пристал к этому человеку.
Сперва я хотел прийти к нему на квартиру и убить его.
Потому что я ненавижу буржуазию. Может быть, завидую, потому что мелкобуржуазен.
Если я увижу еще раз революцию, я буду бить в мелкие дребезги.
Это неправильно, что мы так страдали даром и что все не изменилось.
Остались богатые и бедные.
Но я не умею убивать, поэтому я вызвал этого человека на дуэль.

Я тоже полуеврей и имитатор.
Вызвал. У меня было два секунданта, из них один коммунист.
Пошел к одному товарищу шоферу. Сказал: "Дай автомобиль, без наряда, крытый". Он собрал автомобиль в ночь из ломаных частей. Санитарный, марка "джефери".
Поехали утром в семь за Сосновку, туда, где пни.
Одна моя ученица с муфтой поехала с нами, она была врачом.
Стрелялись в 15 шагах; я прострелил ему документы в кармане (он стоял сильно боком), а он совсем не попал.
Пошел садиться на автомобиль. Шофер мне сказал: "Виктор Борисович, охота. Мы бы его автомобилем раздавили"".

Галушкин, кажется, (хотя это, может, Чудаков - комментарии по авторству не расписаны), пишет: "Дуэль, по устному свидетельству В. Каверина, состоялась из-за начинающей поэтессы Н. Фридлянд". (Шкловский В. Гамбургский счёт. - М.: Советский писатель, С. 503).
Все говорят, что у Полонской описаны подробности.
Но книгу Полонской у меня украли и я кормлюсь пересказами. Вот Рейн говорит, что Надежда Филлиповна рассказала ему следующую историю: "Когда Горький уехал в эмиграцию, то он свою квартиру в Петрограде на Кронверкском оставил Шкловскому. И Надя поселилась со Шкловским в горьковской квартире. Стояла голодная страшная зима времён Гражданской войны. Тёплого пальто у Нади не было. Она почти не выходила на улицу. Однажды Шкловский сказал:
- Тут где-то находятся горьковские отрезы.
Через десять минут он нашёл в задней комнате сундук, набитый английскими шерстяными тканями. он выбрал потолще и получше и спросил Надю:
- У тебя есть приличный портной?
- Но это же воровство!
- Ну, тогда мёрзни или сиди дома, - холодно сказал Шкловский.
Через неделю пальто было сшито"... Надя Фридлянд уехала через год после побега Шкловского. "Шкловский всё ещё был в Берлине. Надю он встретил приветливо.
- Хочешь холрошо пообедать* - спросил он её.
- кто же не хочет.
- Приглашаю тебя на обед к Горькому сегодня в пять часов.
- Я не могу пойти, - ответила Надя, на мне ворованное пальто. Он узнает свой отрез.
- Не узнает. - сказал Шкловский, - там было двадцать отрезов, как он мог их запомнить.
- Тогда пойдём, сказала Надя, - я неделю горячего не ела.
Они пошли. Шкловский представил Надю Алексею Максимовичу. Прямо в прихожей он спросил у Горького:
- Алексей Максимович, обратите внимание на это пальто, оно не кажется вам знакомым? Приглядитесь как следует.
А пальто было из приметной английской ткани в крупную ёлочку. Горький посмотрел внимательно, покачал головой, узнал и сказал:
- Это из моего отреза, что мне прислали ещё до катастрофы из Манчестера.
По словам Надежды Филипповны, у неё подкосились ноги. Она залепетала что-то, хотела поцеловать Горькому руку. тот руку отдёрнул.
- А ну-ка, пройдитесь туда-сюда, - сказал он, я погляжу.
Надежда Филипповна, ни жива, ни мертва, зашагала по огроменой прихожей. Горький внимательно следил. Наконец, сказа:
- Портной приличный, только левый рукав тянет".
пишет в своих записках о Шкловском:
___________________
Фридлянд Надежда Филипповна (1899-2002) - писательница, актриса. исала под псевдонимом Крамова. В двадцатые годы работала в ленинградских театрах и снималась в кино. Написала мемуаров о Николае Гумилеве, Михаиле Зощенко, Валентине Стениче и Иосифе Бродском. Автор пьес "Змея", "Неудачница", "Корабль Арго", В 1974 году эмигрировала в США и жила в Бостоне.


Извините, если кого обидел.