August 13th, 2010

История про Солженицына с Тыняновым

.

Принялся читать солженицынские заметки о Тынянове - и, испытал довольно странные ощущения.
Добавляет и то, что читал я её с именного помпезного сайта, где под его именем на всяких случай написано "Великий русский писатель".  Только вот не надо кривить душой, делая вид, что начал читать непредвзято. Предвзято-предвзято. Во-первых, мне показали хуй вместо Персеид, во-вторых, Солженицын, которого я уважаю с одной стороны, вовсе никогда не был для меня камертоном в размышлениях об эстетическом.
Но тут всё было страннее - Солженицын судил Тынянова так, будто ожидал от него книги в серии "Жизнь замечательных людей".
Впрочем, дело даже не в этом...
Дело вот в чём - Солженицын вполне себе человек середины ХХ века, воспитанный на эстетике середины ХХ века.
Он похож на человека, жившего внутри сталинского ампира, и пивыкшего судить архитектуру по принципу этой понятности. Вот он подходит к дому Льва толстого, видит колонны, белые стены и говорит, что это строение красиво. Толстовский роман ему внятен.
Затем он начинает рассматривать дом архитектора Мельникова или Дом культуры им. Русакова - и начинает неловко хвалить его, оговариваясь. что, дескать. жаль, не хватило финансирования для колонн при входе и лепнины на потолке.
Поэтому-то и ставили меня в тупик претензии " Тынянов не доработал характера. Духовно высокого Грибоедова-писателя мы так и не увидели" - они оттуда, из эпохи сталинского ампира (просто у солженицына в картушах серпы и молоты замещены императорскими орлами). И всё это "Большой удачей не назовёшь, да. ...Только что уж за выбор? — по эпохе уже оторвавшись от советскости — утвердиться ещё и ещё одним из толмачей безнадёжно мрачного освещения русского XIX века?" - выглядит довольно странно.
При этом, отчего ж не придраться к роману? Всенепременно придраться. Но не так.

Извините, если кого обидел.