May 31st, 2010

История про памятник Жукову

Давным-давно открыли как-то  конкурс на памятник маршалу Жукову на Красной площади. Я сразу же придумал собственный проект. Моя идея о памятнике Жукову - в окопе среди чёрной брусчатки, чтобы высовывалась голова в фуражке, чтоб торчала стереотруба. Правда, в этот окоп тут же накидают пустых пивных банок и окурков.
Мне говорили, что можно залить этот окоп бетоном на уровне шеи - тогда москвичи и гости столицы много мусора не набросают. А можно залить бетон прямо под фуражкой - но тогда этот памятник будет вовсе не Жукову, а главному персонажу фильма "Освобождение".
С другой стороны, это практично - у Жукова была обычная фуражка, для высшего команд-ного состава. Поэтому можно его в случае необходимости выдавать за памятник Малиновскому. Или Рокоссовскому. Или Коневу.
А задумка хороша
Так, чтобы -
Идут пионеры - сидит Жуков.
Идут ветераны - торчит голова.

Извините, если кого обидел.

История про местонахождение

.
- Вы мне послали SMS, - сказал в моём переносном телефоне бархатный и немного пороч-ный женский голос. - С вашего номера пришло.
- Увы, не писал, - говорю я.
- Ваш номер такой-то?
- Ну да, - говорю, - но не писал. А что там было-то?
- "Вы где?", - с возмущением говорит бархатный порочный голос.
- Жаль, не писал. А вы - где?
И тут собеседница повесила трубку.

Извините, если кого обидел.

История про кредиты

.
Прочитал в одном порнографическом рассказе (переводном) чудесный диалог между героями: "Что случилось? - спросил я" - "Не притворяйся глухим", - сказала она. - "Дай мне кредит на ломку льда между нами".
По-моему, абсолютно гениальный диалог.

Извините, если кого обидел.

История про табакокурение

.

Говорят, что сегодня день борьбы с табакокурением. Вот я честно скажу - никакого запаха, более омерзительного, чем запах прокуренной одежды или запах перельницы я не знаю. Нет, я верю, что более омерзительные запахи есть, но только этот мне доступен. Проводя недавно наблюдения за живой природой в кафе "Маяк", я подтвердил это своё давнее убеждение.
При этом как человек не чуждый табаку, правда, трубочному, и наблюдавший табакурение извне и изнутри, я считаю, что борьба человечества  с табаком (в Европе и Северной Америке, я имею в виду), так же омерзительна, как запах пепельницы.
Дело не в её эффективности, а в том, что она очень часто подрывает логику жизни. То есть,  с табакокурением борются во исполнение некоей идеи, оторвавшись от целесообразности. А если к какому-нибудь движению примешивается абсурд - жди беды. Абсурд в общественных начинаниях - что дёготь в бочке мёда, и если вы сейчас не почуствовали его вкус, то наверняка он караулит вас в следующем слое. Мало не покажется.
Есть ещё опасность, о которой в поле моего зрения как-то не говорят. Это канализация социальной агрессии. Курильщики ведь - что педофилы, их если не убивать на улицах, то презирать, стыдить и унижать вполне приемлемо.
А я человек пугливый - истребят курильщиков, примутся за толстяков. Перестанут пускать в рестораны людей с избыточным весом, а коли пускать, так в отдельные некрасивые комнатки хуже подсобки. Заставят доплачивать за избыточный вес в аэропортах и всё такоэ.
А у нас в Отечестве всё как-то гуманнее - абсурд этот виден, как и то, что спишут массу денег на битьё в бубен, лекции в школах и социальную рекламу.
И закурят, удовлетворённо.

Извините, если кого обидел.

История про Пермь

.

Был в Перми. Надо сказать, что был я в Перми уже однажды, в 1981 году, когда мы поехали наблюдать Солнечное затмение.
По уму, его надо было ехать наблюдать куда-то ближе к Оренбургу, но нашему начальнику не затмение в жизни было важно, а поехать на Урал. С таими поездками всегда выходит, как с аленьким цветочком - не я еду, а Бог ведёт.
Был я тогда быстр и зорок, а оттого запомнил тогда много, и хоть и забыл половину, до сих пор пользуюсь мелкими деталями исчезнувшего мира.
Но в Перми мы были мало, проездом, и больше в темноте непонятных улиц.
И вот я вышел на смотровую площадку и позвонил писателю Юзефовичу.
"О, великий писатель Юзефович, скажи мне, что положено смотреть в городе Перми, чтобы тебя не сочли полным идиотом?"... И мудрый писатель Юзефович сказал мне, что надо идти смотреть на деревянную скульптуру, да и просто ходить по городу.
И, в общем, о4казался прав - и в первом своём наставлении и во втором. Потому как я тут же пошёл в картинную галерею и взобрался на третий этаж. Там хмурились деревянные святые, а Иоанн Креститель лежал на спине. Он лежал на спине, тыча своими деревянные пальцами в потолок, а два хмурых человека, покрывали его лаком "Столяр". Со стороны казалось, что два бородатых мужика парят в бане третьего, тоже бородатого.
Да и на улицах оказалось не хуже.
Много чего мне показали на улицах - гостиницу, в которой жил однодневный император, и гостиницу, в которой одно время жил Тынянов, и всякую докторживаговщину из Юрятина. Собседники мои были людьми  случайные, и я думаю, меня не запомнили.
Очень интересный город Пермь, и если расстараться то можно увидеть там паровые машины, сварные аппараты позапрошлого века, и разные инженерные механизмы прошлого,  что я так люблю.

Collapse )