March 10th, 2010

История про ответы на вопросы (XII)

Запишу-ка я сюда, чтобы не пропало http://www.formspring.me/berezin

- Если Летов-Кормильцев-Башлачёв прошли мимо, то чью песни вы любите? Ну почему прошли мимо?
- Вовсе нет. Я их знал очень хорошо - некоторых даже лично. Но у меня голова устроена так, что в ней очки по разным дисциплинам не суммируются. Например, выходит на сцену рок-группа, и у меня счёт идёт отдельно за стихи, отдельно за вокал и отдельно за музыку. А "русский рок" на мой взгляд очень часто работал по принципу "Это ничего, что поём плохо, мы громкостью доберём", "Это ничего, что у нас музыка простая, зато стихи высокодуховные" - это очень опасный путь. Потому что в итоге выходит такой автомобиль "Жигули" - и плохо, и недёшево.
Иногда, конечно, случается алхимия, синтез искусств - но я цинично понимаю: вот стихотворение Башлачёва, я люблю его только в комплексе с воспоминанием о журнале "Родник", девушке, похожей на Дженис Джоплин, и другой девушке без имени,  лету в Литве, поцелуям в питерском парадном. И если вычесть поцелуи и Литву, то… Ну, понятно. А вот из какого-нибудь Арсения Тарковского мне вычитать ничего не надо, какую над ним арифметику не проделывай - ничего не поменяется.
Вот, например, начитав довольно большой корпус стихов XIX и XX века, от Пушкина и Боратынского до Блока и Анненского, в конце концов, от Пастернака и Бродского до Слуцкого, до... до не знаю уж кого. А потом  ты берёшь текст какой-нибудь русской рок-группы и приходишь в печаль.
При этом я испытываю уважение к авторам, да и (что важно) к тем людям, которых эта музыка со стихами приводила в эмоциональное волнение. Но это именно как автомобиль "Жигули" - я вот написал целую книгу про историю его создания,  уважаю инженеров и техников которые работали на этом заводе - но вовсе не потому, что считаю, что сейчас лучше ничего нет.
- Важно ли, чтобы ваш жж-френд был вашим собеседником?
- Для чего? По-моему, ничего не важно, если не поставить себе хоть какую-то цель. Если ставить на то, чтобы твои подписчики будут развлекать тебя в Сети разговорами - то да. Если цель в том, чтобы проверить и обсудить выставленный на обозрение текст - тоже да.
А так-то зачем? Не понимаю.  Если вопрос формулировать как "Важно ли для вас иметь хороших собеседников?" - то да, важно. Но это уже не вопрос, а Бог знает что.
- Что могло бы вас заинтересовать в дневнике человека, чтобы вы добавили его в свою ленту?
- Ну,  то, что человек пишет.  Я всё время чувствую, что знаю недостаточно и жуть как люблю послушать умных людей. Или даже людей, не претендующих на сократову мудрость, но специалистов в своём деле.
Потом, конечно, красивые думающие женщины - тут я совершенно циничен, не в том дело, что я на что-нибудь бы рассчитывал, но просто красивые женщины это такой индикатор жизни. Вот статус мероприятия определяется тем, приехало ли снимать сюжет о нём телевидение. Вот так и женщины в гостях или на вечере - красивым женщинам всегда есть куда пойти, их приглашают в несколько мест, и они выбирают лучшее. Так что это как термометр, который наблюдателю помогает многое понять.
Так и дневники красивых умных женщин помогают понять многие вещи. А уж если умная женщина остроумна - то тут  уж плащи в грязь!
Наконец, есть люди, обладающие особым географическим или антропологическим  знанием. Как живут чиновники в провинции, как можно приготовить кенгуру, как устроен вкус у человека - всё это очень интересно.
- Любовь - одна и цельна на всю человеческую жизнь, но к многим, или настоящих любовей действительно много? Не лично у Вас, а как Вы думаете?
- Никто не знает, что такое любовь. То есть, каждый для себя её как-то представляет, но коллективной договорённости нет. Я могу сделать только вывод о том, что русский язык сопротивляется множественному числу этого слова. Но так у всех всё равно по-разному.
- Как вы относитесь к творчеству Юрия Германа, особенно к трилогии про Устименко?
- Писателя Юрия Германа я очень люблю, и к его саге (так сказать) о докторе Устименко я отношусь очень уважительно. Как я понимаю, имеется в виду "Дело, которому ты служишь", "Дорогой мой человек", "Я отвечаю за всё". Причём я в юности особенно любил третью часть, она написана, кажется в 1965 и уже в моё время казалась непростительно вольной, касающейся тех тем, о которых говорить было не принято. Сейчас, глядя из 2010 года в 1965 легко упрекнуть Германа в некотором эстетическом компромиссе, но я уверяю, что в 1980 это было очень резко. Впрочем, трилогия эта - очень добротно написана, безо всяких скидок на время.
Герман вообще очень зоркий писатель.
- А вы не представляли себе встречу с писателями прошлого. Вот с кем бы вы хотели поговорить, кого о чём спросить?
- Парадоксально, но я не очень хотел бы их спрашивать. Я бы хотел зайти ко многим писателям прошлого и рассказать, что произошло в будущем. Может быть, они что-то сказали бы мне, я бы услышал их мнения по поводу нового знания, а может, и нет.
Но я хотел бы скорее рассказать, чем спросить. Этих писателей довольно много - наверное, десятка два. Впрочем, если бы я начал ходить в гости, то вряд ли бы остановился.
Гости - они так затягивают.


Извините, если кого обидел.