February 10th, 2010

История про приход и уход (XXXIV)

В советской литературе есть единственный бронепоезд, чей порядковый номер знает каждый - "14-69". Всеволод Иванов пишет не про красный, а про белый бронепоезд, только потом захваченный партизанами.
"В жирных тёмных полях сытно шумят гаоляны.
Медный китайский дракон жёлтыми звенящими кольцами бьётся в лесу. А в кольцах перекатываются, грохочут квадратные серые коробки. На жёлтой чешуе дракона - дым, пепел, искры...
Сталь по стали звенит, куёт!..
Дым. Искры. Гаолян. Тучные поля.
Может дракон китайский из сопок, может, из леса...
Жёлтые листья, жёлтое небо. Гаоляны! Поля!".
Злобно-багрово блестят зрачки этого паровоза. Он не похож на другие локомотивы в этом же тексте: "Добродушный толстый паровоз, облегчённо вздыхая, подтащил к перрону шесть вагонов японских солдат. За ним другой...".
Один из героев, сибирский старик так говорит про это механическое чудовище: "бранепояс". Старик добавляет в понятие новый смысл, отсылает одновременно и к амуниции, и к звериному миру.
Белый бронепоезд злобен, и он тоже антропоморфен, как и сам паровоз в русской литературе.  Взятие бронепоезда похоже на покорение женщины, и даже насилие над ней - "На паровозе уцепились мужики, ёрзают по стали горячими хмельными глазами".


Извините, если кого обидел.