December 29th, 2009

История из старых запасов: "СЛОВО О ПЕРЕВРАННЫХ ЦИТАТАХ"

.

Нет, что погубит мир, так это неточное цитирование. Искажённая цитата похожа на приблизительный номер телефона, о котором рассказывает Сергей Довлатов.
Если уж такие безобразия творились с иностранной мыслью о том, что патриотизм - последнее  прибежище негодяя, то что говорить об отечественных мыслях, которые всё сплошь о высоком.
И вот толпы приличных людей, писателей, политиков, и, не побоюсь этого слова, журналистов начинают цитировать. Они пишут "Слишком широк человек, не мешало бы его сузить…", потом они вздыхают: "Широк, ох, слишком широк русский человек, надо бы сузить..." или добавляют экспрессии: "Широк русский человек, слишком широк, надо бы сузить". Некоторые из них не вполне уверены в авторстве: "Как там у классика: "широк русский человек... я бы сузил"", "Остается вспомнить изречение классика: широк русский человек, ох широк, я бы его сузил!".
Классики - это вообще такая палочка выручалочка, на них всё спишут. Как сказали классики, как учили нас классики, и уже не поймёшь - бородатые классики русской литературы или отошедшие в область преданий классики марксизма-ленинизма. Впрочем, кто-то, сомневаясь, всё-таки называет фамилию: ""Широк русский человек, я бы сузил", - сказал, кажется, Достоевский", "Это, кажется, Достоевский сказал: "Слишком широк русский человек, - я бы сузил"", а кто-то уверен вполне: "Ну как тут не вспомнить Достоевского, что широк русский человек, сузить бы", "Как там у Достоевского - "слишком широк человек, хотелось бы сузить"".
С писателем соглашаются: "Прав Достоевский, что широк русский человек, надо бы сузить…", или от него дистанцируются: "Достоевский находил, что широк (русский) человек, надо бы сузить". А вот магический в своём тёмном пророчестве пассаж - "Россию создавали наши предки - русский народ, и он есть народ государствообразующий, и про это не следует забывать. Как говорил Достоевский: "Широка русская душа - сузить бы"".
Среди самых начитанных веселье: ""Широк русский человек, я бы сузил" - говорит Аркадий Иванович Свидригайлов в "Преступлении и наказании"".
Или вот ещё "Широк, очень широк русский человек - я бы сузил его", - заявляет Иван Карамазов у Достоевского". А вот: ""Широк русский человек, надо бы сузить",- говорит Митя Карамазов".
Впору объявлять тендер.
Наберите три-четыре слова в любой поисковой машине, и увидите, как жуют эту цитату известные люди. Что интересно, так это то, что одну из первых правильных цитат я обнаружил на форуме садомазохистов.
Так вот, упыри, слушайте, это не Достоевский сказал, это не Достоевский считал, а герой его. Это вроде как говорить, что Пушкин в детстве часто играл чьей-то очаковской медалью, и очень любил слово "vale".
Герой Достоевского это сказал, это Митя Карамазов в ужасе бормочет, да не о русском человеке, а о человеке вообще. Вот что бормочет в части первой, книге третьей, что называется "Сладострастники", в главке "Исповедь горячего сердца. В стихах", в романе имени себя и своих братьев: "Я, брат, это самое насекомое и есть, и это обо мне специально и сказано. И мы все Карамазовы такие же, и в тебе, ангеле, это насекомое живет, и в крови твоей бури родит. Это - бури, потому что сладострастье буря, больше бури! Красота - это страшная и ужасная вещь! Страшная, потому что неопределимая, а определить нельзя, потому что бог задал одни загадки. Тут берега сходятся, тут все противоречья вместе живут. Я, брат, очень необразован, но я много об этом думал. Страшно много тайн! Слишком много загадок угнетают на земле человека. Разгадывай как знаешь и вылезай сух из воды. Красота! Перенести я притом не могу, что иной, высший даже сердцем человек и с умом высоким, начинает с идеала Мадонны, а кончает идеалом Содомским. Еще страшнее кто уже с идеалом Содомским в душе не отрицает и идеала Мадонны, и горит от него сердце его, и воистину, воистину горит, как и в юные беспорочные годы. Нет, широк человек, слишком даже широк, я бы сузил. Черт знает, что такое даже, вот что! Что уму представляется позором, то сердцу сплошь красотой. В Содоме ли красота? Верь, что в Содоме-то она и сидит для огромного большинства людей, - знал ты эту тайну иль нет? Ужасно то, что красота есть не только страшная, но и таинственная вещь. Тут дьявол с богом борется, а поле битвы - сердца людей...".
Следите за руками - это напечатано в Полном собрании сочинений. ПСС в тридцати томах, т. 14, - Л. Наука, 1976. с. 100. Я уж не говорю о другой цитате из романа "Идиот" где Ипполит Терентьев говорит: "Правда, князь, что вы раз говорили, что мир спасет "красота"? Господа, - закричал он , громко всем, - князь утверждает, что мир спасет красота! А я утверждаю, что у него оттого такие игривые мысли, что он теперь влюблен. Господа, князь влюблен; давеча, только что он вошел, я в этом убедился. Не краснейте, князь, мне вас жалко станет. Какая красота спасет мир. Мне это Коля пересказал... Вы ревностный христианин? Коля говорит, что вы сами себя называете христианином.
Князь рассматривал его внимательно и не ответил ему".
И Достоевский в набросках  несколько раз пишет, что  князь Мышкин это князь Христос. То есть, красота его христианская, нравственная. То есть речь идёт об этике, а не об эстетике.
Это так, к слову.
Теперь я расскажу откуда выплыл округлый Свидригайлов. Действительно, в "Преступлении и наказании" есть диалог, он совершенно о другом, но в ходе его Свидригайлов действительно говорит Дунечке: "Ах, Авдотья Романовна, теперь все помутилось, то есть, впрочем, оно и никогда в порядке-то особенном не было. Русские люди вообще широкие люди, Авдотья Романовна, широкие, как их земля, и чрезвычайно склонны к фантастическому, к беспорядочному; но беда быть широким без особенной гениальности".
Ссылку сейчас искать лень, домашние сопят в соседней комнате, там же где спят салатовые тома Достоевского. На рассвете Достоевского разбудят, и когда очередной пафосный оратор придвинет к себе микрофон в пикейно-жилетной дискуссии, когда начнут стучать по клавишам, когда, наконец, произнесут: "Ещё Достоевский настаивал на том, что русского человека надо сузить" - вот тогда он перевернётся два раза.
И не у меня на полке, а под тающим петербургским снегом, в стылой земле. Скривится чёрное лицо на памятнике, разлетятся голуби.
Сузил бы… Уроды.



лучший подарок автору - замеченные ошибки и опечатки
Извините, если кого обидел.

История про снег

О, вот обещанный снег и пошёл.
Между тем снежок, который до сих пор нежно и неуверенно опускался на землю, постепенно превратился в набиравшую скорость снежную бурю, которая, ошалев, накинулась на Сосновую Гору. Снег уже не падал, а вываливался грудами, как будто кто-то забросил на небо громадные самосвалы и они, рыча, огрызаясь, одновременно опрокидывали свои кузова на Сосновую Гору. Не думаю, что это было случайностью. Так или иначе, к утру поселок был по окна завален снегом. И мне пришлось очень долго работать лопатой, чтобы достать из-под снега повесть, которую вы прочитали.

Или:

"Нет, Алёша, - ответил он грустно, это не последний снегопад, снег будет идти ещё сорок дней и сорок ночей, будет падать и падать..."
"Но ведь этого не может быть, - возразил я, - чтобы в Москве весь апрель и май каждый день без перерыва шёл снег".
"Да, - сказал Ифраимов, - прежде такого действительно не было, но нынешний год не похож на предыдущие; вслед за тем, как сорок дней кончатся, пять месяцев, сто пятьдесят дней, будет бушевать пурга, метели, они нанесут столько снега, что от самых высоких гор до последней низины, от юга до севера всё замёрзнет, всё потонет и уйдёт под снег. Лишь следующей весной придёт тепло, и он наконец растает и водой стечёт в море".
"Получается, сказал я, - что это как потоп... Кто же этот год переживёт?"
"Это и есть потоп", - подтвердил Ифраимов".
.


Извините, если кого обидел.