September 12th, 2009

История про визит к графу - 4

.

Проболел весь день, оттого и ничего не записывал. К тому же меня мучили кошемары - в мою дремоту явился этот ужасный человек, с которым у меня произошло столкновение на спектакле. Я сразу понял, что этот черный человек - вестник разлуки.
Были мне явлены и давшние тмои прелестницы, что теперь проявляли ко мне неожиданный интерес. Однако ж, негодяй набросился на них, обхватил руками их всех одновременно, опутал, и, подобно охотничьей добыче, приторочил к седлу. погоняя коня он скрылся - по всему было видно, что он увез их в Сибирь.
Я пытался догнать - куда там. Кинул вослед ему палку.
Когда я проснулся, то этот черный человек пропал, я был один, а рядом - разбитое зеркало.
Селифан с Петрушкой куда-то подевались, знакомцы мои уехали в соседнее имение, а я все так же сидел под яблоней со своими записками.

Извините, если кого обидел

История про визит к графу - 5

.

Вернулись ездившие в соседнее имение.
Не стал их расспрашивать, чтобы не расстраиваться. Мне говорили, что они выписали цыган с медведем, половых с водкою, грузин с газырями, хохлов с салом и разбитных девок с напрасными обещаниями.
Нет, не хочу знать, что там было! Впрочем, у некотоых в волосах я видел солому.
Отправился в сельскую школу, отечески говорил с детьми. рассказывал им, как важно беречь платье снову. Дети робели, боялись подойти, пока какой-то проказник не крикнул, что у меня зад сахарный.
И...

Извините, если кого обидел

История про визит к графу - 6

От нечего делать я покинул кресло-качалку и отправился на собрание литераторов, которых по старой памяти привечал граф. сошлись там и либералы, и почвенники, говоря о вещах насущных, как то: ценах на чернила, на каком собрании подают бесплатный чай, а на каком кормят только чистой поэзией, какой книгоиздатель грабит умеренно, а какой - грабит вволю, но зато с улыбкой.
Предметы меня волновали не весьма, как все либералы я считал, что власти вороваты, а почвенники туповаты, как все почвенники, я думал, что либералы вороваты, а власти туповаты.
Либералы убеждали меня в том, что нужно присягнуть какой-то высшей ценности, однако не объясняли в чем ее суть. Почвенники, наборот, присяги никакой не требовали, утверждая, что я уже присягнул по рождению.
В молодости своей я хотел примкнуть к либералам, да оказалось, что при перемене имущественного положения быстро превращаются в почвенников. Беда была и в том, что и почвенники легко оказывались теми же либералами. деваться было некуда - к тому же, когда я сошелся с земцами, оказалось, что они состоят ровно из тех же почвенников и либералов.
Но эти собрания я любил до чрезвычайности - крики, шум, все кричат, то и дело рождается какое бон мо, а потом все вместе пьют чай с пирожками, а когда и появляются половые с лафитничками.
Слаб человек.
Предчувствие не обмануло меня - литераторы жаловались на жизнь, книгопродавцев, рассказывали трагические истории о том, как чернь неуважительно отнеслась к ним на улице, как упали нравы и в какой опасности мы находимся.
Я уже собирался покинуть собрание, как вдруг увидел все тех же молодых дам! И, о Боже! - с ними был давшний N.
Сердце мое облилось кровью, будто баранина на огне - соком.



Извините, если кого обидел