June 15th, 2009

История про дачу

.
Имение нынче замещено дачей. Ничего страшного в этом нет, просто время пришло другое - не мельче, не хуже, но и не лучше. Просто людей стало много, их больше, чем во времена немногочисленных литературных помещиков.
Но человек начитанный всё равно ставит себя на место аристократа. "Вот оно - моё имение", думает мой сосед по садово-огородническому товариществу, подъезжая к садовым участкам. И сборно-щитовой домик обрастает колоннами, а сторож превращается в Прошку, на которого начитанный человек смотрит покровительственно.

Извините, если кого обидел.

История про литературные суды двадцатых годов

.
Все эти литературные суды - суды над литературными героями суть заговаривание беды. Карнавал с чёртом. Ритуалы не без боязни: а вдруг не понарошку. Моря разливанные клюквен-ного сока.

Извините, если кого обидел.

История про случайность отбора знаний

.
По специальности Холмс не знает, что земля вращается вокруг Солнца, но изучил три тысячи различных ядов.
Знания должны приходить в жизнь случайно, не по системе и т. п.
Существует причина абсолютно случайного выбора.
Компьютер помогает убыстрить этот процесс, но это тоже тупиковый путь.
Недостаточность знаний ведёт к творчеству: истории нелдавнего времени о том, как мы додумывали - придумывали фильмы, которых не видели. Незнание стимулировало - как в средние века.
Убыстрять процесс поиска информации не надо, потому что надо уменьшить процесс вырабатываемой информации. Традиция производства двух статей вместо одной у научных работников. Это произошло оттого, что успешность работы оценивалась по её объёму, (точно так же компьютеры) оцениваются по быстродействию.
Авторов слишком много - ситуация аналогичная количеству университетов.

Извините, если кого обидел.

История про живой сыр

.

Детей было двое - симпатичный и умиротворённый, покрытый розовой диатезной коркой Залман и мерзкого нрава Максик.
Я рассказал Шапиро, как на первый гонорар купил своей матушке, большой любительнице сыров, настоящего лимбургского сыра с червяками.
Шапиро слушал меня с ужасом, потом отловил в окружающем пространстве брыкающегося Максика и назидательно сказал ему в затылок:
- Нет, Максик, мы червяков есть не будем, мы, Максик, будем есть кошерное и правильное.

Извините, если кого обидел.

История из армянских записок Гроссмана - ещё одна

.


В этих записках много пьянящего воздуха конца пятидесятых годов, который был наполнен запахами весенних перемен, цветущих яблонь и вишен. И вот, бывший, только что вышедший на волю заключённый говорит с Гроссманом - видимо за вином с хлебом. Приезжий отложил свои переводы, бывший зек рассказывает о своей жизни: "Он рассказал, как, приехав из лагеря, некоторое время продавал газированную воду на улице Абовяна и как пришедший из района старик колхозник, попивая шипучую водичку, обстоятельно беседовал с ним. Саркисьян расска-зал старику, что участвовал в подпольной работе, потом в 1917 году свергал царя, потом строил Советскую власть, потом сидел в лагере. "А вот теперь я продаю газированную воду". Старик подумал и сказал: "И зачем ты сбрасывал царя, разве он мешал тебе продавать газированную воду?". Конечно, это было смешно, но у Саркисьяна на глазах стояли слёзы, когда он рассказы-вал мне эту историю".

Извините, если кого обидел.

История про мышонка

.
"Жалко, жалко, жалко... Песенка такая есть, про турецкого мышонка, он веселый был, но бедный - так вот нашел однажды возле дома турецкий пятак - и так обрадовался, что двинул в славный город Истамбул. Хотел он купить турецкую феску, турецкий табак и пару шикарных турецких усов. А по дороге дождик начался, бедный мышонок промок - и в город его не пустили. Злой стражник сказал, что по случаю дождика город закрыт... Я так долго плакала... Мышонка не пустили, такого славного турецкого мышонка... Грустно это…".

Извините, если кого обидел.

История про объявление

.

Обнаружил в старой записной книжке, невесть откуда списанное: "Вот тут, шановни громадяне пассажиры, некоторые из вас жалуются, что дескать менты совсем охуели и вас палкой по голове пиздят. Но вы же ж поймите, шановни громадяне пассажиры, что менты, они тоже люди, их не надо задирать. Потому что если их задирать, они расстраиваются и начинают пиздить палкой по голове".



Извините, если кого обидел.