May 29th, 2009

История про тошноту

.

Слова остаются после писателей, как мусор после гостей - сигаретные пачки с забытыми внутри сигаретами, которые можно еще использовать, забытая на подоконнике зажигалка и чей-то носовой платок в прихожей. Так и слова - живут, завалившись за диван, на котором читал книгу перед сном - или в кухне на холодильнике, среди стопки ненужных бумаг.
Слова раскиданы по дому как по жизни: "Никаких воспоминаний: беспощадная, палящая любовь - ни тени, ни уголка, где скрыться, куда отступить. Три года, спрессованные воедино, составляли наше сегодня. Потому-то мы и расстались у нас не хватило сил выносить такое бремя". (Сартр, "Тошнота.").



Извините, если кого обидел.

История про отчаяние

.

Настоящее отчаяние благотворно сказывается на герое. Нет, не на его здоровье, наоборот (оттого у нас главные герои - калеки и убогие), не на его благосостоянии и имуществе.
Оно даёт герою свободу.
Маленький человек попадает в смертное пространство и накатывает на него отчаяние - но начальника, которого русский человек боится больше, чем врага, нет рядом. Начальника нет, он далеко, в блиндаже - а тут свобода.



Извините, если кого обидел.

История про зоопарк

Что самое интересное в иностранном зоопарке, это то, что не знаешь, как зовутся звери. Потому что знание редких пород - свидетельство совершенного знания языка. Ну еж, волк - это понятно. А "длинномордный ряпокрыл" - не знаю, как это на чужом языке. Животные становятся безымянными, и это приближает к природе.

Извините, если кого обидел.

История про нефтяников

Ужасно интересная эволюция случилась в русском языке со соловом "нефтяник".
Сначала в нём были "нефтяники из Баку", люди, что имели дворцы в этом южном городе и отдавали дочерей в Смольный институт - не знаю как, не спрашивайте, но моя двоюродная бабушка дружила с девочкой по фамилии Багирова, потом уехавшей в Париж. Вот она-то и была та самая дочь нефтяника.
Потом слово "Смольный" преобрело новое значение, и за ним подтянулось и слово "нефтяник".
Но по инерции Маяковский пишет "Не тебе в снега и в тиф шедшей этими ногами, здесь на ласки выдать их в ужины с нефтяниками". Спустя полвека Карабчиевский оговаривается: "Речь,  конечно, не  о  героических нефтяниках  Каспия,  а  о  парижских нефтяных  магнатах.  Именно этим  буржуям-толстосумам  вынуждена  -  но не должна!  - выдавать  на  ласки свои  длинные  ноги  очаровательная  Татьяна Яковлева. Должна  же  она выдавать их  другим  -  кому подскажет  классовое сознание  (не её,  конечно, а  наше).  Если  бы  она выдала  литейщику Ивану Козыреву,  только что  вселившемуся  в новую квартиру,  или  тем  же рабочим Курска, добывшим  первую  руду, то основании для ревности, этого дворянского чувства,  у Маяковского вроде бы  не должно было  быть. Но такая вероятность затуманила бы ситуацию, н он её  не рассматривает".
Когда я занимался геофизикой, то всё вполне соответствовало стереотипу - "советские нефтяники" были вполне себе чумазые люди, с северными надбавками и тяжёлой работой.
В кинохронике в основном показывали как они умывают свои грязные рожи чёрным золотом, и цвет их лиц от этого не меняется.
Когда я работал по нефти, то видел нефтяников вдосталь - и тех, что бурили всухую, и тех, что прокалывали линзы посередине, ккак, впрочем, и грамотных работяг, что виртуозным бурением экономили стране миллионы, и тех, кто нутром чувствовал каждый сантиметр пласта. В первое воскресенье сентября грамотные начальники сторпорили буровые станки, потому что спирт ломил железо в День нефтяника.
А потом что-то щёлкнуло, нефть стала по четыре, потом по семь, затем по двадцать - и так дале до ста сорока.
И  нефтяниками стали опять те, у кого девка в институте благородных девий, ландо, дворец и девичьи ноги на плечах.
Правда, говорят, что теперь маятник качнётся в прежнюю сторону.
А, может в фавор выйдут газовщики, побив нефтяников, и враза "Заходил газовщик" будет означать не маньяка-убийцу по кличке "Мосгаз", а визит барина с шампанским и цветами.
Кто уж точно прожил долгую, насыщенную жизнь, так это Яковлева, то есть Татьяна дю Плесси-Либерман.

Извините, если кого обидел.