May 2nd, 2009

История про культурную программу

.

Ездил в больницу к Лодочнику вместе с профессором Посвянским. А в какое бы скорбное место не отправишься с профессором Посвянским, так окажется, что путешествие обрастёт деталями скоромными и безобразными. Так оно и вышло.
Презрев больничный устав, мы поехали в котеджный посёлок, что находился в черте города, а с другой стороны - в лесу. Лес, впрочем, показался мне довольно заплёванным.
Жарили шашлыки (отчего я пропах горьким запахом кремации). Я вспомнил советы брата Мидянина и забрался, отдуваясь как жаба, в шезлонг. Хорошо хоть, что я ненавижу коктейли - особенно под зонтиком - а то нас стало бы и вовсе не отличить.
Профессор Посвянский вдруг запел, что меня мгновенно отрезвило. Одна девушка говорила, что ад ей представляется концертным залом, в котором поют тысячи посвянских, ну притормозила фантазию и сказала "Ну, хотя бы дюжина - и того хватит".
пение отрезвило, впрочем, и других. Знойная девушка в соседнем шезлонге вдруг посмотрела мне в глаза и произнесла:
- Вот вы, по виду, краевед (я зарделся). Я уже здесь пару лет, а так и не знаю Москвы. Скажите, а что нужно посмотреть здесь, ну... знаете... такого, неординарного...
- Мавзолей, - выдохнул я.


Извините, если кого обидел.

История про шрамы

 

Шрам на теле долговечнее обручального кольца или нательного креста - их можно потерять, а шрам остаётся. Со шрамами - множество историй: я как-то удивлён, что не наблюдаю какой-нибудь книги "История шрамов" или "Семантика шрамирования". НЛО должно было бы перевести и издать. Очень странно их разглядывать - вот след детской игры, а вот дурацкий случай на стройке. А вот ты порезался, тонкая бела полоса перечеркнула ладонь, а двух свидетелей этого уже нет в живых. Или вот ещё один шрам - две жены назад.



Извините, если кого обидел.

История про одну девушку

.


...В гостях познакомился с русской девушкой. Она была девушка изящная, высокая. В органической химии, которой она занималась, она не понимала ничего - это был особый тип неглупых людей, использовавших точные науки как стратовую площадку для иммиграции. Моя знакомая была прагматична, но всё же призналась, что хотела бы стать домохозяйкой. Была у меня много лет назад такая знакомая Ольга Марковна, очень похожая на эту девушку. Ольгу Марковну пристроили.
А как зовут эту, я уже не помнил. Произошло то, что описывается словами: "память услужливо стёрла её черты". Забывается всё - номер телефона, адрес и повадки. Но иногда это происходит на удивление мгновенно - будто помыл руки.
Я ехал вместе с ней в метро, и мы прижимались друг к другу. Очень странным было это ощущение - то, когда к тебе прижимается женщина, только что честно рассказавшая свой план восхождения к буржуазности - план однократной продажи. Была она унижена бедностью семьи, непрактичностью матери - доктора наук с нищенской зарплатой; девушка, рано понявшая, что умеет мало, и вот, начавшая охоту вкладывающая себя куда-то, как вкладывают деньги в банк.
А вокруг был U-bann с множеством рекламы, и, проводив эту девушку, обратно я ехал в пустом его вагоне с одним только попутчиком, крохотным стариком. У старика была неумеренно суковатая трость. Я старался на неё не смотреть и читал эту самую рекламу: "Вы едите итальянское, вы надеваете французское, вы танцуете латиноамериканское, но когда вы...". Дальше - оторвано, так и не узнаю. А старик стучал тростью в пол, будто карлик Альберих, зачитывая страшное предсказание; вот вам, суки, вот вам дочери Рейна, вот вам все вкладчики и золотовладельцы, быть сему месту пусту, и провалитесь все скопом.
Стук-стук.
А наутро я сидел в настоящем дешёвом немецком кабачке - со стариками и старухами. Это были небогатые старички, и, самое интересное, все парные. Дело было в Шарлоттенбурге - старички лелеяли перед собой по бокалу вина каждый. Такие характерные это были бокалы, на тёмной зелёной ножке. Sofie, Sofie, Sofie, I love you - пело радио, переходя с немецкого на английский и обратно, включая в себя притопы и прихлопы. И тут я вспомнил, как эту вчерашнюю блядь звали. **** её звали.



Извините, если кого обидел.

История про фонд Долгорукого

.

Вот обнаружил в старом файле "Распоряжение мэра Москвы от 16 марта 1999 г. №211-РМ об учреждении Московского фонда поддержки соотечественников имени Юрия Долгорукого".
Надо узнать, как он там, этот фонд, куда тянет руки, длинны ли они. Что с ним приключилось нынче.



Извините, если кого обидел.

История про лифт

.

Была у нас в университете табличка на лифте с его тактико-техническими характеристиками. На ней, сразу после слова "лифт" было вписано от руки название: "Боливар".

Извините, если кого обидел.

История про одного господина из Бреслау

.

Разговорились об остроте зрения. Синдерюшкин говорил, что обычный здоровый человек имеет остроту зрения, равную в сто процентов. Но в старых учебниках по глазным болезням описан житель города Бреслау, острота зрения которого была 600%. С земли, невооруженным глазом, он различал кольца Сатурна.
Интересно, правда, как обстояло с житейским использованием этого дара.



Извините, если кого обидел.