March 5th, 2009

История про сексус (с известым глаголом)

.

Вспомнил недавний разговор о сексе - вообще, стареющие мужчины любят говорить об этом, будто воспоминания делают их жизнь осмысленнее.
Чем-то это мне напоминает книгу писателя Сорокина "Москва", в котором бывшие любовники, разглядывая мельтешение молодёжи девяностых в каком-то клубе, говорят друг другу: "А помнишь, ты спекулировала трусами, а я - пластами? Ты - трусами, а я - пластами... И трахались мы даже больше, чем эти".
Это извечный спор о крайностях. То выскочит какая-то тётка в телевизоре и ляпнет "В СССР секса нет!", навеки себя обессмертив, чтобы потом её нашли и дали ещё раз унизится какими-то оправданиями и объяснениями в газетам. То, наоборот, споря с ней, солидные люди начнут вспоминать какие-то шалости, доказывая, что был, был, и у нас был. Припомнят и Акутагаву, что говорил, что настоящие любовники - люди праздные, а советский человек эпохи застоя, как ни странно был куда более праздным, чем его отцы и уж куда более, чем его дети.
Каждый помнит что-то своё.
Ну, вот что я точно помню - так это обилие сдерживающих факторов, главным из которых был "негде". То есть, не совсем негде, но отчего гражданин должен вкладывать фиолетовую бумажку в паспорт, чтобы поебаться в гостинице ночь напролёт? Это тяжело и решительно невозможно. Ну и в родном городе унизительно на три часа просить у друзей ключи (я не просил, у меня было где). Этому, кстати, посвящено одно из лучших стихотворений Бориса Слуцкого "Ключ".
Впрочем, я ходил в походы (так это называлось). Культура советских юношеских походов была совершенно особенная: я как-то ебался в палатке "гробик" (высотой в метр, шириной в метр и длиной в два метра). Испытав при этом непередаваемые ощущения.
Это уж куда более… Чёрт, не придумал, как закончить эту фразу.
Мне скажут, что были коммунальные квартиры. Но тут хитрая история - к началу восьмидесятых коммунальных квартир, да таких, что на тридцать восемь комнаток всего одна уборная, в Москве осталось мало.
Мне кажется, что сексуальность коммуналок - миф. Нет, они рождали подростковые легенды и иногда способствовали, конечно, инициации. Типа, мальчик, зайди-ка ко мне, помоги вкрутить лампочку... Но ебле с пришлым контингентом определённо мешало. Старухи следили в дырочки, кто идёт по коридору, просыпаясь по едва слышному звуку поворачивающегося в замке ключа, или, наоборот, ты сам, выбираясь из чужого жилья, свалишь на пол висящие в коридоре жестяную ванночку и детский велосипед.
Они так ёбнутся, помню, что ещё раз кончишь.
Да и потом - не ебать же старушек, если в коммуналке из женского пола окажутся только они. Всё же надо кого-то приводить.
Сейчас всё же больше удобных мест, не говоря уж о циничных хозяйках гостиниц. Я не любитель, но в туалете ночного клуба можно ещё как-то ебаться, а вот в туалете советской столовой мне бы это в голову не пришло. Там, в таких туалетах вообще была марианская впадина и марракотова бездна.
В этой истории сравнения времён налицо чистая гидродинамика - никакая жидкость не течёт так, чтобы искусственно преодолевать препятствия. Она течёт, как удобнее и где сопротивление меньше.
Если в коммуналке дискомфорт - едут ебаться на дачи, или растёт та самая культура туристических походов.
Но на этом марше всё равно происходят потери личного состава из-за лени. Кто-то думает, что овчинка не стоит выделки, и, тихо подрочив, засыпает. Одно можно утверждать с уверенностью - чудовищное невежество рядового гражданина касательно торного пути сперматозоидов и заслонов на его пути, равно как и более сложные медицинские тайны. Современная восьмиклассница даст сто очков форы любвеобильным советским инженершам.
Сейчас вместо фактор места замещён фактором времени - вместо ебли работа, то есть ебля виртуальная. Никто 120 рэ не гарантирует, надо вертеться. Оттого молодые люди ебутся с начальством виртуальным способом, но не с меньшей интенсивностью.
И, не сказать, что это безопасный секс - болезней от этого процесса не меньше.

Извините, если кого обидел.