January 31st, 2009

История про пафос

.

Заговорили вчера мы, старички,  о пафосе.
Припомнили разное, но я, возвращаясь домой, вспомнил, что одной из самых пафосных сцен в жизни, что я видел был доклад оборванного лейтенанта с двенадцатой погранзаставы, у которого убили больше половины сослуживцев, и вот он, выведя к своим гостку пограничников, плачет, докладывая об этом какому-то начальнику.
Мерзликин его звали. Кажется, да - Мерзликин.
А так - мало, разве ещё два-три случая.

Извините, если кого обидел.

История про книги великих

.

Прочитал у Натальи Ивановой хорошее выражение "книга-аксессуар", что-то вроде шарфика или шеёного платка у спортсменов и тележурналистов. Это хорошее выражение (я ещё раньше рассуждал о книгах-диссертациях тех, кто остаётся писателями).
Забавно то, что  книги Брежнева неплохо написаны, правда, мы знаем, что писал их не он, и эти люди достаточно хорошо известны интересующимся.
Так что Брежнев похож не на графомана, а на Дюма, нанявшего не кусок газеты для прославления, а негров для написания.
Но если рассуждать дальше, то (не упоминая Рашидова) можно вспомнить тот  любовный роман, что написал Саддам Хуссейн - этот роман мне интересен не потому что роман, а потому что Хуссейн. Но насколько перевод передаёт вкус текста, я оценить не могу.


Извините, если кого обидел.