November 10th, 2008

История про мистический дуализм.

.

Если бы меня спросили, что меня больше всего тревожит в общественной жизни, то я сказал бы, что это нашествие мистического мировоззрения. Это даже не религиозное мировоззрение, а какая-то нутряная мистика, замкнутые в себе психотерапевтические суждения.
В рамках собственного опыта я сдвинул мистическое начало в прозу, что я писал последнее время. А на бытовую часть жизни необычайного и необъяснимого уже не осталось. Вот в рассказе тайный заговор монахов, городские вампиры - всё это меня не раздражает (ну, как написать, конечно). А вот как выйдешь на волю - совсем другое дело: завопит у тебя над ухом продавец универсального лекарства в электричке, забьётся в истерике телевизор, рассказывая мне Тайну Воды, или начнут сокровенным шёпотом лить в уши Древние Предсказания Конца Света, вот только что расшифрованные - так я вскипаю как чайник.
Нет, если мне подмигнули, сделали особый знак, намек - друг дорогой, это мы плюшками балуемся, играем, это художественная проза, иначе говоря, fiction - всё хорошо. А как забормочут про то, что вот оно, вот - тайное знание о лептонных потоках и торсионных роторах с яшмовыми стержнями... Сразу хочется взять толстый том Ландау-Лифшица и треснуть по макушке собеседника.
Или вот к человеку воцерковлённому - никаких претензий, дай Бог ему здоровья. Слыхал я про многия чудеса, и чаще всего ложатся они на душу величием своего, если так можно выразится, сюжета. Но вот как начнёт другой человек из какой-то корысти или от недостатка в вере искать подпорок в как бы науке, наводить мосты с физикой, лепетать, что звон колоколов убивает бактерии, про информационное поле святой воды мне говорить - обратно у меня печаль и скулы сводит.
От того, собственно, что мистические способы размышления выдают за рациональные. Тут надо бы сузить.

Извините, если кого обидел.

История про альтернативную историю

.

Сегодня заходил в присутствие и написал между делом рецензию про альтернативную историю. Сообразил внезапно, что 99% современных русских романов в этом жанре построено в духе хорошего стихотворения Арсения Тарковского:

Пусть роют щели хоть под воскресенье.
В моих руках надежда на спасенье.

Как я хотел вернуться в до-войны,
Предупредить, кого убить должны.

Мне вон тому сказать необходимо:
"Иди сюда, и смерть промчится мимо".

Я знаю час, когда начнут войну,
Кто выживет, и кто умрёт в плену,

И кто из нас окажется героем,
И кто расстрелян будет перед строем,

И сам я видел вражеских солдат,
Уже заполонивших Сталинград,

И видел я, как русская пехота
Штурмует Бранденбургские ворота.

Что до врага, то все известно мне,
Как ни одной разведке на войне.

Я говорю — не слушают, не слышат,
Несут цветы, субботним ветром дышат,

Уходят, пропусков не выдают,
В домашний возвращаются уют.

И я уже не помню сам, откуда
Пришел сюда и что случилось чудо.

Я все забыл. В окне ещё светло,
И накрест не заклеено стекло.


И, собственно, никто ничего лучше этого конспекта десятков нынешних романов не написал. Не приблизился даже.


Извините, если кого обидел.