October 15th, 2008

История про фоллаутчиков

.

Мне нравится не сколько это слово (слово-то не нравится), сколько понятие - "фоллаутчик". Была (и есть) такая тактическая ролевая играгерой Fallout 1997 года, компании Interplay Entertainment. С тех пор вышло несколько версий, игра обросла сопутствующей культурой, комиксами, форумами и прочим мерчандайзингом. Сюжет её (сюжетов, на самом деле несколько - но этот был первычным) в том, что герой покидает убежище, чтобы найти воду (вернее "водяной чип") и странствует по полуразрушенному миру на западе бывших США.
Мирэтот называется Пустоши...
Да кому я это рассказываю? Все всё знают. Даже то, что не с этой компьютерной игры всё началось: в разгар холодной войны часть американских граждан (у советских это дело не пустили на самотёк), готовились к действиям после казавшегося неминуемым советского удара. Типаж мирного, подёрнутого жирком, горожанина готовящегося к жизни после ядерной войны, падения астероида и прочего - вечен. Он запасает крупу, медикаменты, уже закопал на даче две канистры с бензином, на всякий случай записался в стрелковую секцию (это редко). Мотив прикопать зерна в норке свойственен всем - начиная с мышей.
Но постепенно образ фоллаутчика претерпел трансформацию: большая их часть вовсе не прибегает ни к каким действиям, а ограничивается разговорами на интернет-форумах о том, какие таблетки дольше пролежат в схроне, и имеет ли смысл запрятать кучу брёвен в овраге, чтобы чуть что - сложить из них избу в сельской местности. Всё под рукой: монитор, Интернет и тёплые тапочки.
В момент финансового кризиса фоллаутчики оживляются и с ещё большей горячностью обсуждают множество как бы фантастических романов, что обслуживают их комплексы - от смешных приключенческих до вполне идиотских инструкций.
Я читал один такой текст, причём даже с послесловием автора или написанным вдогон уведомлением: что, дескать, жирный пингвин, прячешь тело робкое в утёсах? А придёт час, потащит тебя судьбы за ушко и на солнышко!
Оно, конечно, может и потащит, но советы автор давал вполне дурацкие.
Нет, всё это глупости: здесь и сейчас детей растить будем, работать будем, а придёт час - помирать будем. И суеты никакой не надо - всё равно героем американского постапокалиптического фильма не станешь, и красотку от каких-нибудь безумных мотоциклистов не спасёшь, да и что там - если что, роды у неё принять не сможешь.
Стой где стоишь. Делай, что должен и будь что будет.
Но я вот что скажу: дело это полезное. Что дурного в том, чтобы человек научился стрелять и(или) освоил навыки первой медицинской помощи? А что до психиатрии - так все мы люди психические, ответь честно на вопросы врача, так повяжут тут же.

Извините, если кого обидел.

История про главную улицу

.

Читая путеводитель Митрофанова по Тверской, я задумался о феномене главной улицы города. Есть города, в которых очевидно есть главная улица. Причём иногда это набережная - не знаю, в Каннах каких-нибудь. Или вот в Коктебеле главной улицей была не трасса, не шоссе, которое через него проходит, а именно набережная - боюсь даже теперь и глядеть, что от неё осталось.
Очевидно, что всегда существовала главная улица в Санкт-Петербурге, видал я разные улицы Ленина в разных городах, что были вполне главными - на них было больше жизни, чем на прочих, именно по ним выезжали 7 ноября тысяча девятьсот какого-нибудь года, шли Первомайские демонстрации.
В Москве такой улицей была улица Горького - именно так я называю Тверскую, потому что именно на улице Горького я вырос, и потому ещё, что она тогда была главной. улица Горького всё же была главной улицей Москвы при Советской власти - именно там были сконцентрированы места для променадов, несколько знаковых кафе, главное место встреч - памятник Пушкину и тому подобное.
Именно по ней ехали туда и обратно танки на ноябрьские праздники, именно по ней (правда, в самом начале нумерации) фланировали стиляги пятидесятых годов. На ней, в конце концов, находился Моссовет, а теперь - Правительство Москвы.
Но вот такое впечатление, что сейчас у Москвы главной улицы нет. Точек на карте Москвы, выполняющих функции, свойственне главной улице, стало гораздо больше. Вот есть две главные площади - Красная и Пушкинская, а вот феномен главной улицы как-то стесался.


Митрофанов А. Прогулки по старой Москве. Тверская. - М.: Ключ-С, 2006. 3000 экз (п) ISBN 5-93136-024-7

Извините, если кого обидел.