October 9th, 2008

История про печать

.

Давным-давно я работал в одной газете. И как-то моего коллегу Ваню Синдерюшкина пригласили на фестиваль фантастики в уже отделившуюся Украину.
Харьковская_печать.jpg - image uploaded to PicamaticТоварищ мой чрезвычайно возбудился и обрадовался - мало того, что он поехал туда как почётный гость, так ещё и командировочные расходы должны были ему оплачивать из расчёта командировки за границу, то есть - по двадцать пять долларов в день.
Это всё его радовало ровно до того момепнта, пока он не вернулся. Ваня пошёл в бухгалтерию, где с него потребовали командировочное удостоверение. "Позвольте, - возмутился он. - Так ведь заграничные командировки безо всяких удостоверений оплачиваются". "Это верно, - отвечали ему. - А предъявите загранпаспорт со штампом пересечения границы". И тут Синдерюшкин прикусил язык - он действительно пытался поставить печать себе в паспорт (они ещё тогда были с гербом СССР), да пограничников никаких не было. Зашёл в купе ночью какой-то таможенник, да был он такой пьяный, что осталось непонятно, какой страны он был.
Попросишь такого печать поставить, он у тебя носки конфискует.
И прошиб Синдерюшкина холодный пот.
Понял он, что он за эту командировку вовек не расплатится.
- Пиздец! Пиздец! Пиздец! - закричал он.
Мы собрались у постели больного (Синдерюшкин в ужасе взял бюллетень). Выяснилось, что бухгалтерия по правилам может принять ксерокопию командировочного удостоверения. Она была готова принять хоть что-то, потому что статьи и интервью были напечатаны, все всё прекрасно знали, однако ж, фестиваль, на который ездил Синдерюшкин проводился в первый раз и не имел даже печати. Вообще в ту пору свежих границ и денег с огромными нулями на законодательство глядели странно - с опаской, но без уважения. Если деловой человек никого не убил (такое случалось), он казался светочем прогресса. Ну, а если убил - то, значит, был к тому вынужден.
Тогда кто-то из нас притащил к одру умирающего Синдерюшкина программу, что конструировала штемпели и печати.
- Фантастика, фантастика, - бормотал я. - Дас ист фантастиш!
Харьковская_печать_ещё_одна.jpg - Picamatic - upload your images
Последнее я сказал, чтобы подчеркнуть то, что тоже был за границей и знаком с чужеземными наречиями.

Не найдя ничего лучше, сперва мы сконструировали печать ужасного вида.
Увидев её, Синдерюшкин позеленел от злобы.
- Что это за г.? - закричал он.
- Ваня, не ругайся. - сморщилась Ева Перонова, которая писала о вечном-женском и не очень любила, когда люди выражаются.
- Г!.. г!.. - не унимался Синдерюшкин. - Г!..
Выяснилось, что нельзя ни писать "город", ни сокращать его до "г." - потому что "город" по украински "мисто".
Тогда мы спросили Синдерюшкина, что там ещё чего другого написать. Спросили и совсем страшное - знает ли он как будет слово "звёздный" по-украински. В ответ он начал гнуться и ломаться как пряник, напирать на свою имперскую психологию и вообще кривляться.
- Там должна быть буква "i", - сказал он наконец.
Букву "i" мы вставили, но это дела не поправило.
Потом я вспомнил перевранную цитату из Винни-Пуха, который, якобы в украинском переводе содержал фразу Сирый пидструковатый ослик Иа-Иа стоял сам саменьки, яки палец и..."Винни-Пуха взяли в оборот.
Надо сказать, что творческая работа уже давно шла не без помощи алкоголя.

Наконец, мы поставили печати на замурзанное удостоверение, и в этот момент к нам пришёл Лёня Гольденмауэр. Собственно, это мы его сами позвали - чтобы похвастаться.
Лёня был серьёзный и вдумчивый человек. Он внимательно посмотрел на наше творение и сказал:
- Да вы охуели.
- Чё, - обиделись мы. - Смотри, как клёво.
- По вам статья плачет. 327-ая, часть первая. А по тебе, Синдерюшкин, и часть третья. Но это ещё не всё. Мало того, что вы подделываете документы, так ещё государственный герб Украины на них впендюрили. Это государственное преступление, между прочим. В следующий раз, как пересечёшь границу, так тебя в Казачьем поле выведут из вагона и расстреляют на насыпи.
- Расстреляют?!
- Ну, сошлют.
- Теперь нас всех сошлют... Где на Украине Сибирь? - вздохнул Синдерюшкин.


В результате... Но, тем не менее... Я даже отказываюсь рассказывать, как и чем всё кончилось. Два добрых волшебника... Но перед законом мы остались чисты - это я пишу на всякий случай. потому что знаю, чем могут кончится откровения в Живом Журнале. Чисты. Да-да.
Да, собственно, всё вышеизложенное - плод фантазии. Вымысел.

Извините, если кого обидел.

История про Фриду.

.

Ну вот, кажется Нобелевскую премию по литературе присудили Сельме ХаекТут, правда, меня поправляют, что "Фрида" снята по книге Хейдена Эрреры а "Диего и Фрида" написаная нашим французом в другое время. Впрочем, я развеял своё невежество и в другом - оказалось, что экранизаций биографии Фриды тьма тьмущая. Вот уж я досажу своей сестре Фриде, можешь мне поверить! Ведь Фрида выступала по телевидению и рассказывала о
привидениях, которых ей довелось увидеть, и о каких-то потусторонних голосах, которые ей довелось услышать. Но теперь я нанесу ей такой удар, что она не оправится.

Извините, если кого обидел.

История про Дыховичного

.

Читал жукрнал "Собака.ru" и обнаружил там текст Ивана Дыховичного об Интернете. Это какая-то Богом проклятая тема, как я заметил. В тот момент, как начнут говорить об "Интернете вообще", так наговорят кучу глупростей.
И ведь приличные-то в общем, люди.
Просто Беда какая-то.
У Дыховичного, который вещает о том, что Живой Журнал - скопище людей... Впрочем, дословно: "ЖЖ - пристанище людей, которые мыслят себя талантами, но не могут реализоваться ни в одной сфере. У них есть даже есть свой язык для общения, точнее - не язык, а так - "язычок". Это очень удобно - прекрасная сублимация". Всё это - как статья Богословсколго о "Битлз": какая-то расширяющая метонимия.
Не сказать, что я в претенщзии к Дыховичному, но мне обидно за сам процесс мысли.
Причём безумие какое-то: толпы людей бегают по разложенным граблям.
Никаких разговоров "вообще" быть не может. Это я выяснил ещё тогда, когда меня начали приглашать в телевизор. Весь телевизор построен на разговоре "вообще" - например, "Сегодня мы поговорим о супружеских изменах". Да-да, вообще. Или поговорим вообще о еде. Или давайте обсудим - Интернет - это хорошо или плохо.
А вот не поддавайся, не говори "вообще". Не говори - глупость скажешь.

Извините, если кого обидел.