August 7th, 2008

История про биографию братьев (продолжение)

.

Итак, нужно сделать несколько заключительных замечаний по поводу той книги, о которой я уже написал в предыдущем посте. Ларионов мне сказал (и, в общем, справедливо), что "Один из главных водоразделов в оценке биографической книги Анта Скаландиса "Братья Стругацкие", конечно же - либеральная идеология, крайне сейчас непопулярная. Либеральные взгляды Бориса Стругацкого давно всем известны. Невооружённым взглядом видно, что либеральных взглядов придерживается и автор книги, чем неимоверно раздражает некоторых оппонентов...". Так-то оно так. Да только я сейчас приведу две цитаты из этой биографии в качестве примера.
Вот одна из них: "Вот только не надо забывать и о другом.
По всей стране реяли - по праздникам больше, по будням меньше - красные большевистские знамена, обагрённые кровью и отсветами пожарищ всех революций и всех войн первой половины двадцатого века. И плыли над страной зловещие багровые тучи сталинизма. Сталин умер, даже развенчали его вполне официально, а тучи всё плыли, всё не хотели рассеяться и растаять навсегда. Наоборот - иногда сгущались и проливались кровавым дождём над Берлином и Гданьском, над Варшавой и Будапештом. Над Будапештом так обильно, что этого не смогли скрыть даже советские газеты. Страшно было".

Этот текст мне жутко не нравится - потому что он пафосен и безвкусен.
Знавал я тексты справедливые и несправедливые, либеральные и монархистские, да написаны они были без этого жестяного барабанного звука.

Или вот делает автор, как он сам говорит "Лирическое отступление о КГБ", и доходит практически до библейского пафоса: "Помню, в конце 1980-х, в эпоху нашей второй и главной оттепели, окончившейся уже не капелью и теплым ветром перемен, а настоящим, жарким демократическим летом, в эпоху великих откровений и разоблачений была публикация в одной из самых популярных тогда газет - в "Московских новостях". Кто-то из журналистов не поленился| подсчитать, что в советское время - несущественно, сталинское, хрущёвское или брежневское - на КГБ у нас работал, если учитывать всех сексотов, внештатных осведомителей и добровольных помощников, каждый четвёртый взрослый человек. (Выделение полужирным автора книги - В. Б.) Цифра, конечно, ориентироная, приблизительная (да и где взять точную?), но полагаю, что она очень близка к истине, ведь каждый из сегодняшних пятидесятилетних и старше может вспомнить своих хороших знакомых, замеченных в этой сакраментальной деятельности в студенческих группах и лабораториях НИИ, в цехах заводов и в совхозных конторах, в редакциях и неких подразделениях, в стройбригадах и отделах министерств, в отделениях больниц и педсоветах... И таким образом за семьдесят лет под коммунистами у нас три поколения при всеобщем стукачестве сменилось. И сформировалось совершенно особое отношение к спецслужбам. Нам не равняться с Восточной Европой, где после распада СССР а проведена люстрация и ни один бывший агент КГБ не имеет ныне сов остаться во власти, в публичной политике, в большом бизнесе... У нас ничего подобного не было и ясно уже, что и не будет. Могло ли? Теоретически -да, новые власти не просто могли, обязаны были прорвести люстрацию. Но практически - не решились, и, в общем, понятно почему: без большой крови не получилось бы, наверно".
Я-то человек спокойный. Увы, не либерал, да и к тому же не консерватор - просто мизантроп. Для начала нужно сказать про мелочи - с Восточной Европой, как со всяким Востоком дело тонкое. Однако ж мумукать агентов КГБ, заграничной спецслужбы - это уж естественно в любой стране, а вот своих тайных полицейских - действительно дело особое. Оно и есть часть люстрации. Сдаётся мне, что тут у автора обычная небрежность мысли, да и отсутствие редактуры. Это имелось в виду не КГБ, а иные, национальные конторы. Ну да ничего, на следующей странице КГБ названа "настоящим советским гестапо".
Но сам пассаж о Каждом Четвёртом, повторяю, вполне библейский.
Соберутся четверо, и один будет промеж них. И всё такое. Какой-то журналист сказал. В какой-то статье. В каком-то году, что стал летом. Будто Валерия Ильинична в белом пальто вышла, такая вся красивая.
Нет, это всё решительное безобразие и отсутствие дисциплины рассуждений.
Небрежность, небрежность стиля (стилей)мешает мне в этой книге - вот что.


Извините, если кого обидел.