July 24th, 2008

История про декабристов (I)

С декабристами история очень интересная, хотя и запутанная.
В годы моего беспечного детства, да и беспутной юности начало XIX века было временем особым для интеллигентного человека. Вокруг был застой, допуски и поездки на картошку, а так же ксерокопирование Гумилёва. При этом первая треть XIX века была официально санкционированным убежищем.
Потому что Гумилёв был спорен, а вот Пушкин - совершенно бесспорен.
Собственно, время убежища состояло из трёх компонент - войны 1812 года, Пушкина и декабристов. Я перечисляю их в произвольном порядке, потому что они быстро переплелись в единое "Давным-давно", музыка композитора Хренникова. Евгений Онегин непременно записывался в декабристы, поручик Ржевский стрелял в Милорадовича и тому подобное.
Оттого куда более чем обычно ценились люди что-то доподлинно знающие (или это утверждавшие).
Многие филологи, историки и эссеисты паслись в первой трети XIX века, потому что это было время компромисса - там было мало марксизма, и во времена Александра не так сильна была руководящая роль КПСС. Зато всем казалось, что благородства было через край и диссидентов часто сравнивали с декабристами.
Декабристы они были такие возвышенные, говорили по-французски, и все ходили в белых лосинах, как актёр Костолевский в фильме "Звезда пленительного счастья". В общем, как упоительны в России вечера, после обеда - дуэль, потом возня с камеристкой в стоге сена (там всегда были стога сена), вечером попойка, а утром извольте на Сенатскую, чтобы потом на манер Торо сидеть посреди леса и бормотать "Россия, Лета, Лорелея". Всё это было жутко притягательно, непохоже на очередь за колбасой и унылого Генерального секретаря, постепенно покрывающегося золотыми звёздами.
То есть, время стало по-настоящему Золотым веком, куда прочнее даже, чем суждения о веке золотом во времена века Серебряного. (Неловкая фраза, да лень переписывать). Тут как с Роланом Бартом, который утверждал, что если миф возник, то уж, дескать, с этим ничего не поделаешь. Так нужно, стало быть.

Потом пришли иные времена - времена исторической ревизии. Некоторые публицисты стали скрести ногтем золочёный пафос Отечественной войны, указывая не вполне однозначную славу Бородинского сражения и прочие обстоятельства, другие кинулись попрекать Пушкина ребёнком от Ольги Калашниковой (некоторые, наоборот, стали хвалиться в духе (А у Пушкина был ого-го какой, а от нас скрывали!), ну, пришла и очередь декабристов.
Миф о декабристах вообще очень интересная штука. Миф не в том, конечно, что "декабристы были хорошие, и это неправда" или "декабристы были плохие, а это неправда", а просто в смысле - миф.
Это как знаменитая история про пионера Петю, который нашёл в лесу ёжика, принёс его домой, налил блюдечко молока, и ёжик стал смешно пить молоко. Потом ёжика отвезли в город, и он стал жить в квартире, по ночам смешно стуча коготками по паркету. Как не просили юннаты отдать ёжика, Петя всегда говорил, что не расстанется с другом. И вот пришла весна - ёжик сбросил иголки, покрылся чешуёй, глаза его стали фасеточными, и он отрастил себе два гигантских перепончатых крыла. Тут все поняли, что Петя принёс из лесу не ёжика, а чёрт знает что. (Дубровин утверждает, что лично знал автора этой истории).
Что-то похожее произошло с декабристами.



Извините, если кого обидел.