July 11th, 2008

История про дождь

.

Непонятно и странно как-то сегодня. Начал думать, не наделал ли я каких-нибудь ошибок, непоправивмого и ужасного - на манер той опечатчки, что пропустила героиня фильма "Зеркало", и ринулась через дождь в типографию. Впрочем, вместо того, чтобы сделать что-то полезное, начал писать план книжки про послевоенную советскую экономику.

Извините, если кого обидел.

История про солдатские песни

Это мощная книга. Во-первых, это первый опыт фундаментальной книги по современному солдатскому фольклору. Во-вторых, это сборник текстов песен, стихов, цитат из солдатских альбомов.
Причём в нередактированном, аутентичном написании, производя неизгладимое впечатление даже вне страниц альбома, расцвеченного шариковыми ручками и росписью через фольгу
Вот песня "Авганистан":


Опять тревога опять мы
Ночью уходим в бой
Когда же дембель я
Мать увижу и дом родной
Когда забуду как полыхают
В огне дома

Зесь в нас стриляют
Здесь как и прежде идет
война

За перевалом в глухом
Ущелье опять стрельба
Остались трое лежать
На камнях веть смерть
Глупа

Аможет завтро на этом
месте останусь я
Здесь в нас стреляют
Здесь как и прежде идет война...


Или другая, поглаже:

Афганистан, Афганистан -
Письма редко приходят к нам
А шофёр держит руль, только сердце стучит:
Впереди перевал, а на нём басмачи.

Не отстать от своих, пока день и светло.
Ночью пуля летит в лобовое стекло.
А когда ты идёшь, за спиной автомат,
И тогда ты поймёшь, что такое солдат.
Ведь не зря ты пошёл воевать в ДРА -
Чтобы мама в Союзе спокойно спала.

А в родном краю, где сады цвели,
Где светло и тепло от любимой зщемли,
Ждали девушки нас, мама, вытри глаза,
Мы ведь живы пока и вернёмся назад.
По дорогам крутым, сквозь пески и туман,
Рвутся в гору ЗИЛы, надрывая кардан.

Автоматы в руках, передёрнут затвор,
Не остаться в горах - так молись на мотор...



Городской обыватель смотрит обычно на это всё как турист, обнаруживший в чужой стране кувшин для подмывания в туалете. Чужая кажущаяся дикость всегда хороший товар, можно иронизировать над орфографией и рифмами. Только вот не надо. Ну, да, это криво и наивно. Это пошло, но не так как вы, подлецы - иначе.
Я бы не стал смеяться - и не только в силу биографических особенностей (надо не забыть рассказать в следующий раз про пионерские лагеря колонии ИТУ и военные городки) . Тут дело в том, что эмоции - настоящие, вполне себе хтонические, как сказали бы образованные люди.
Не сказать, что я считаю непосредственность и искренность самодостаточными качествами - нет. Мне например, нравится гэг "Камеди-клаб" про сумасшедшего десантника, что забрёл на конкурс бардовской песни и заставляет всех слушать историю про то, как он ползёт, сжимая А!..К!..М!..
Но всё равно, это какое-то очень важное варево, питательный (или не вполне питательный) бульон из которого получилсь целые поколения.
Я вообще заметил, что сейчас то и дело, люди в разной стадии общественного безумия придумывают себе прошлое (давнее и недавнее). Я только что читал такой мемуарный список обид от Советской власти, что Юрий Олеша просто отдыхает. (Списки благодеяний я тоже читаю регулярно).
Между тем, в аналитической части книги обнаружил утверждение "В целом солдатские песни Америки и Израиля отличает от российских гораздо большее внимание к смерти и отсутствие упоминаний об утраченной или утрачиваемой любви". Это мысль, которую я бы ещё обдумал (и такие наблюдения много говорят о жизни. Мотив верности-неверности в русских солдатских песнях - вечный. Он не при Советской Армии родился и не с ней исчез - чего там, вспомнить блестящий текст Константина Симонова"Как служил солдат...", и понятно, что вытаскивая ситуацию за этот хвостик, можно сказать, что в Израиле служат и мужчины и женщины,и при малых расстояниях и частых уволнениях ситуация другая. Вобщем, надо это обдумать.


Поэзия в казармах. Под ред. Михаила Лурье. - М.: ОГИ, 2008. - 586 с. (Нация и культура) (п) 1500 экз. ISBN: 978-5-94282-456-3

Извините, если кого обидел.