June 1st, 2008

История про интервью

.

Беседовал с одним человеком под запись. Покончив с этим делом, мы вернулись к столику, где сидели его друзья.
Я взял стакан воды, и огляделся. Напротив сидела возмутительно красивая девушка. Она посмотрела на меня и вдруг сказала:
- Позвольте! Да вы - Владимир Березин? Вы же нам читали .... и ....
И дальнейший мой вечер был лишён спокойствия.


Извините, если кого обидел.

История про старых знакомцев

.
Многие изменились до неузнаваемости, а некоторые были вполне ничего. Обширные материнские груди рвались из декольте.
Появились альбомчики с фото. Я думал, что они уже повывелись, и все глядят только в экранчики своих карманных компьютеров. Разговоры были как в сумасшедшенм доме.
- Ты? Или не ты?
- Не я? Или я?
Или:
- Я учил французский, но все забыл.
- А я забыл итальянский.
- Учите латынь, - сказал я мрачно. - Будете понимать, что врачи пишут.
А вот и караоке. Русский шансон, а хуле. Приступили к фотографированию за едой.


Извините, если кого обидел

История про веселых приятелей

.

Сегодня шёл по улице перебирая давешний разговор.
Есть такой тип человека, с особым типом поведения - казалось бы, редкий, ан нет. Особое чувство русского, притворяющегося евреем при отсутствии кислотной составляющей еврейской крови - вот, дескать, и я - ваш, свойский, мы с вами почти одной крови... И я, и я!
Впрочем, для меня он наложился на беседы с женщинами, что хотели уехать в хлебную заграницу. Это сорт зарока, напряжение, сходное с тем, что видно на лице солдата-первогодка, в шестой и последний раз подтягивающегося на перекладине. Это студентам легко менять страны и паспорта, а тут...
Она наклонилась ко мне:
- В нем погиб певец.
- Отчего же погиб. Он его воскресил, поэтому поет Лазарем.

Извините, если кого обидел

История про добрых друзей

.

О-о! Иностранные граждане уже начали пользоваться новоприобретенными языками, мешая их с русским.
Вот уже наши подрощенные бандиты стали предлагать свои услуги со скидкой, по дружески.
Спели еще.
- Синдерюшкин не придет, - шептались у меня за спиной. - Он трахнул первую жену Козодоева.
- Когда?
- Да уж лет семнадцать как.




Извините, если кого обидел