April 25th, 2008

История про кофе (III)

.


Потом пришла пора иных кофеен.
Я выходил из дому, сворачивал направо по Дюринерштрассе и заходил в итальянскую кофейню. Кофе стоил там три двадцать - три марки двадцать фенежек. Собирал я их - так сильно отдающие безалкогольным вариантом 3.62 - из мелочи, и вот, шёл в кофейню.
А потом полюбил я Кузнецкий мост с его старым "Кофе-бином". Оглядываясь назад, нужно признать, что там было мало места, неудобные стулья, всё же хорошо. Правда было там нельзя курить, но я думаю, если бы было можно, отовсюду бы набежали архитектурные студентки со своими длинными архитектурными сигаретами.
Рядом были Сандуны, по ещё непонятной, скачущей цене за посещение, и хоть в неполной формуле "Потом за трубкой раскалённой, волной солёной оживлённый, как мусульман в своём раю, с восточной гущей кофе пью", но последовать советку класскика было можно.
Потом я стал ходить на работу в газету этим маршрутом - сворачивая в арку у метро.
Потом открылся потомок этой кофейни и туда я ходил сам, вместе, порознь и по-разному. Ходил с чужой женой гулять, и брал иногда её мужа. Он, правда, пил пиво, а мы - кофе с сырными пуфами. Что-то давно я не вижу этих шаровидных булок, у которой вершина отрезана, а внутри сыр со всякой всячиной. Всякая всячина - это грибы, помидоров маленькие кусочки, и прочее. Готовили их, кажется, в микроволновке.
Фокус в том, что сыр горячий, и всё это можно есть ложечкой, будто из хрустящей съедобной кастрюльки.


Извините, если кого обидел.

История про кофе (IV)

.
Я застал ещё кофе в Центральном Доме Литераторов. Если кто не знает, там был собственно ресторан, с исписанными стенами. Надписи на меня впечатления не произвели - было понятно, что писателям была завидна письменность взявших Берлин. Пили там крепко, будто чувствуя литературный мене-текел-фарес, году в 1996 всё это у писателей отобрали и превратили его в приличный ресторан. Писателям остался так называемый "нижний буфет" - я как-то зашёл туда и обнаружил себя соглядатаем на балу вампиров.
Иссиня-запойные люди не сидели, не стояли, а как-то колыхались над столиками. Казалось, что вот повеет сквозняк и кото-то из них прибьёт ко мне и услышу я в ухе трагический шёпот: "Всё было, всё было, карета с гербами..."
Следующее поколение собиралось в других местах. Кто-то мне рассказывал, что было кафе "Гномик", что переименовалось в кафе "Литературное", но я убоялся его навещать.

Извините, если кого обидел.