April 15th, 2008

История про объявление

.

В старой записной книжке обнаружил списанное откуда-то объявление: «Изготовление родовых гербов из бисера и других материалов. Восстановите связь с предками».

Извините, если кого обидел

История про день рождения

.

Кстати, сегодня - день рождения Бориса Стругацкого. Я думаю, что с утра в телевизоре забьют в там-тамы, потому что хоть дата и не круглая, журналистам ждать круглых дат боязно.
Вообще, со Стругацкими - отдельная история.
Был какой-то период, когда их было модно скидывать с тепловоза современности. Потом всё как-то утихло, и точка общесмтвенного интереса сместилась от букв к кадрам, и вот, скоро мы увидим целых две новых экранизации.
Но я хочу сказать о другом - я очень хорошо понимаю тех людей, что Стругацких искренне ненавидят. И вот почему - вокруг этих писателей, полуразрешённых авторов застойного времени (они писали и в иные времена - но пик общественного спроса случился именно тогда)сконцентрировано не только огромное количество почитателей, но и ещё огромное количество читателей, что, сами того не замечая, общаются на языке из культурных кодов, что позаимствован из романов Стругацких - от названий, до разбросанных фраз, эпизодов и названий.
И поскольку умных людей, в общем-то мало, люди неумные раздражают - особенно в тот момент, когда они начинают с тобой беседовать. Они отвечают тебе, и используют очень незатейливый приём: сводят ответ к цитате. Причём ты им рассказываешь что-то наболевшее, а они прихлопывают свободную мысль как мотылька взятой напрокат из романа остротой.
С Михаилом Булгаковым - после Ильфа и Петрова - произошла ровно такая же история.
Вот есть знаменитое: "Вы читали мои стихи? - Я читал другие".
Такой совершенный не-аргумент, который ничего не объясняет, но общественная конвенция в том, что он объясняет всё, и закрывает все темы. Булгаков тоже в этой яме, и бессмысленно объяснять, что чтение одного вовсе не означает о другом, что все люди, что повторяют бездумно все эти фразы, просто выкидывают за борт балласт, как мечущиеся в панике по своей корзине воздухоплаватели."О чём говорить, когда нечего говорить".
Минимум два поколения заражены этими мемами Стругацких, и никуда от этого не деться.
А я что? Что мне кобениться? И я один из тех, кого два брата сопровождали по жизни, и мне сейчас проще всего объяснить многие вещи примерами из их текстов. Например, мне очень нравится история про персонажа одного из романов, который хотел поговорить по телефону с одним начальником... А в результате... Нет, нет, не о том... Или история про то, как один астролётчик любил лежать, и... Неважно.

Извините, если кого обидел

История про Стугацких - обоих

.

Не в продолжение прежнего поста, а так.
Я задумался об удивительной судьбе книг, что писали братья Стругацкие. То есть, о локальной их судьбе в смысле их экранизаций. При всём том культе, которыми были окуружены эти тексты, экранизации их странны.
"Сталкер", как фильм культурообразующий (наподобие "градообразующего предприятия") - отдельная история. Но ещё мы имеем удивительно постаревший вместе со своим временем "Отель у погибшего альпиниста". Типичный для Сокурова фильм "Дни затмения" с долгими планами.
Фильм "Трудно быть богом" Петера Фляйшмана, о которой и говорить-то не приходится. Ужасные, ужасные "Чародеи", которым место в куче всех этих затратных новогодних фильмов. "Искушение Б.", которое уже никто не помнит. О "Диких гадких лебедях" я уже говорил.
Сейчас подвалят ещё два - "Обитаемый остров" Бондарчука и "Трудно быть богом-2" Германа.
Я ожидаю их без восторга, даже германовский фильм. Нет, даже более того, именно о фильме Германа я думаю без особой надежды. Нет, я очень люблю Германа, всё что видел. И отчаяние "Проверки на дорогах" и обречённость героев "Лапшина", и «Хрусталёв, машину!», где безумная теснота сумасшедшего дома, все бормочут что-то, тесно, не протолкнуться мимо случайной мебели, колёс и колёсиков, коммунального огня и пара, сковородок – то есть прошлого ада. Но - боюсь смотреть, что получилось.
Дело в том, что Стругацкие, как мне кажется, прокляты на экранизацию. У них венец безыкранизации. (Примерно такой же висит над "Мастером и Маргаритой). Как ни сделай - всё криво выходит.
У всех почитателей уже есть в голове свой образ и они не простят отклонения от него - хоть на полшага.
А не-почитателям вообще всё это чуждо.

Извините, если кого обидел

История про административную систему.

.

Кстати, вот вопрос: а кто у нас писал фундаментальные книги о командно-административной системе. Не обязательно научные.
Вот Бек с "Новым назначением", вот Зиновьев со своими сатирами. Ну, публицистика Джиласа - я его люблю.
А вот кто ешё?
А то меня сегодня спросили, а я спал в этот момент, и более ничего не придумал.

Извините, если кого обидел