April 5th, 2008

История про летнюю жару

.
Всё из той же записной книжки

Песни этого лета были следующие: «Аргентина-Ямайка», группы «ЧайФ», песня музыкантов из группы «Спорт» про то, как один человек манкирует международными конференциями и отправляется на рыбалку. Была и песня про то, как убили негра, которую пели «Запрещённые барабанщики».
А я сидел себе дома. Все жаловались на жару, а я, поскольку мне ходить никуда не было нужно, ни на что не жаловался - стены у меня в доме толстые в метр толщиной, прохлада, сквозняк и запах нагретого дерева от пола и мебели, зеркала мутно отражают меня как аквариумную рыбу, тёмно-красный кабинетный рояль щерится клавишами.
А как-то, лет десять подряд, я жил в доме на куриных ногах белого цвета - на внутренней стороне Садового кольца. Ходил гулять в сквер Девичьего поля. Игрался там в снежки с каменной глыбищей матёрого человечища. Ездил учиться, спускаясь в метро через притаившуюся за эстакажой первую станцию «радикальной» линии... Бродил по арбатским переулкам с одноклассницей, покупал молоко на Пречистенке. Из окон был виден Университет на фоне закатного солнца.

Извините, если кого обидел

История про курортные романы.

.
Всё из той же записной книжки:

Нравится мне рассуждение о курортных романах, которое заключается в том, что они такие страстные оттого, что в них нет обязательств. Это страстность от отчаяния.
Обязательств нет ни у кого – это конвенция, по которой либидо, как химическое оружие, вывозится в те места, где можно выкрутить пробку канистры. А отчаяние тут живёт как на карнавале (привет М.М.Бахтину!), когда всё можно, но один день. Важно, что всё, и важно, что именно один день. Срок игры отмерен, а этот именно карнавальная игра. Конвенциальная.
Это такая конвенция: все знают, что это понарошку. На курортах у пижамного люда, (это раньше он был пижамный, сейчас пижаму нигде не встретишь) присутствует избыток жизненной энергии, не расходуемой на работу (это уже привет Орвеллу!). Вот она и кипит, пробка вывернута, безнаказанность как на полигоне. Обещал, не значит жениться и проч.

Извините, если кого обидел

История про фильм "Русский сувенир"

.


Совершенно случайно, не то, чтобы заесть впечатление от предыдущего фильма, а именно случайно, посмотрел "Русский сувенир". Охуеть какое кино. Охуеть.
Я много читал про эту ленту, знал содержание, и даже упомянул в каком-то тексте.
Но как-то не ожидал, что от "Русского сувенира" остаётся такое впечатление. Например, "Светлый путь" был абсолютно предсказуем в своих эмоциях, как предсказуемы были и многие другие фильмы. А "Русский сувенир" - удивительный анахронизм - он и тогда, в 1960 году, был анахронизмом, и когда полвека лежал на полке, и сейчас, и в деталях, и в идее, и в технике, и в игре актёров. Это настоящий фильм Александрова, но при этом он похож на кита Большого Стиля, который зачем-то выбросился на берег Оттепели.
Причём всё это буйство лепнины, белых колонни и отделанных морёным дубом кают на речных пароходах уже заклеймлено в борьбе с архитектурными излишествами.
Уж год, как написан "Один день Ивана Денисовича", и через два его напечатают. В фильме уже видны повсемесные призывы к быстрому построению коммунизма. Это такой театр абсурда - скоро Хрущёв назначит дату и произнесёт знаменитое "Наши цели ясны, задачи определены. За работу, товарищи!".
Вот и американцы, будто Незнайка, Кнопочка и Пачкуля Пёстренький, бродят по Сибири, будто по Солнечному городу.
Да что там... Охуеть, охуеть. Не фильм, а политический каталог. (Про звёздный состав я уж не говорю Андрей Попов, Любовь Орлова, Павел Кадочников, Элина Быстрицкая, Эраст Гарин и даже Валентин Гафт и Ролан Быков.). Орлова (которой тогда 58, играет двадцатилетнюю девушку).

Извините, если кого обидел

История про старпёров

.


Вот интересно - «старпёром» я привык в детстве называть старшего пионерского вожатого, а кто-то считает, что это «старый пердун».


Извините, если кого обидел

История про лампочку

.


Интересен был свет лампы под потолком моей комнаты в пансионе. То есть свет её днём - в совместности с солнечным светом. А в ночи она похожа на огромный раскаленный слиток, подвешенный у потолка. Бьются головой в него бабочки - не сгорают, а так, просто повреждаются в уме.

Извините, если кого обидел