March 24th, 2008

История про Сеть и бумагу

Полный текст интервью с Марией Сергеевой, заведующей редакцией спецпроектов издательская группы АСТ, напечатанного в газете "Книжное обозрение".

- Уже давно занятие литературой стало абсолютно демократическим. Понятие предварительной цензуры превратилось в прах, звание «члена Союза писателей» кажется скорее насмешкой. Все пишут книги, и многие из них по-разному связаны с сетью, с Интернетом. Тема нашего разговора как раз - сетевая литература. Употребляете ли вы термин «Сетевая литература»? Что для вас такое «сетевой писатель»?
- Термин «сетевая литература» я употребляю, но скорее для удобства, так как не вижу глубинных причин отделять текст, доступный пользователям Интернета, от текста, присланного в редакцию, или текста, закрепленного средствами книжного дела. Не скажу, что написание книг — это такой тренд именно нашего времени. Десять-двадцать лет назад в издательства точно так же мешками приходил «самотек», просто раньше неопубликованные, невостребованные вещи клали «в стол», а теперь — «в Сеть», поэтому они на виду. А процент талантливых людей не меняется, точно так же есть и графоманы, и гении.
Для меня важно, что «сетевые писатели» имеют обратную связь с аудиторией. Они так много времени провели в сети, написали и получили так много комментариев, что точно знают — как заставить читателя рассмеяться, а как — заплакать. Они обеспечат любому такую эмоциональную раскачку, что мало не покажется! Марта Кетро в повести «Когнитивный диссонанс», посвященной как раз феномену Живого Журнала (сейчас эта книга готовится к печати), пишет: «Ну да, я иногда пишу такие слишком красивые и слишком грустные вещи, которое годны только на то, чтобы расстраивать других девочек. Потому что у каждой женщины, вне зависимости от того, насколько она счастлива, внутри время от времени накапливается красивая и печальная чепуха, и нужно её куда-то девать. Вместо того чтобы своей невнятной тоской проедать плешь мужу, я придумываю несколько фраз и выкладываю в сеть». Практически все популярные писатели-блоггеры — тонкие манипуляторы, но их аудитория с удовольствием ведется на провокации, и, как правило, эти же правила срабатывают в книгах.
А интерес к Союзу писателей все же есть. Наши авторы Марта Кетро и Алмат Малатов в прошлом году вступили в Союз писателей.
- Боюсь, что такое членство в Союзах сродни членству в многочисленных академиях… А есть ли что-то для вас, отделяющее Сетевую литературу от обыкновенной?
- Если это именно литература — то нет. Освещаются актуальные на текущий день проблемы, появляются новые формы, новые тенденции; много говорилось о «новой русской искренности» и неореализме, но лично вас конкретный текст либо затронет, либо оставит равнодушным. Звучит банально, но все дело в таланте рассказчика.
Конечно, время накладывает отпечаток на сами тексты, мы все-таки живем в 2008 году! Хотя история развивается циклично, к примеру, вернулась мода на производственный роман, только теперь в центре внимания не рабочие и колхозницы, а менеджеры — желательно, топ-менеджеры, — работники сферы шоу-бизнеса, светские обозреватели. Стоит ли удивляться, что на этой почве так поднялись сетевые дневники? Люди пишут о том, как живут. В блогах мы можем найти представителей всех профессий, всех социальных слоев. Хотите знать, как и чем изо дня в день живет сотрудник рекламного агентства, светский бездельник или владелец частной художественной галереи? Тогда вам в ЖЖ! Среди тех, кто считает свои посты литературными текстами, безусловно, есть и «сетевые графоманы» (все как в популярном сейчас стишке: «пусть знают люди мира, что нынче на обед из четырех яичек я сделала омлет!»), а есть безусловные таланты, сумевшие из собственной жизни сотворить поэму.
Примешивается и другая примета времени — интерес к обыкновенному, непридуманному человеку. Можно долго выяснять, стоит ли автора отождествлять с персонажем, если речь идет о сетевом дневнике и его создателе, но так ли уже это важно, если тексты «цепляют», описанные проблемы волнуют, а эмоции сближают?
- Можете ли вы назвать типичные причины, по которым вы отвергаете текст? Чем они отличаются для «сетевиков» - есть ли у них свои ошибки? Или неустранимые свойства, делающие их аутсайдерами?
- Есть сложность, с которой сталкиваются очень многие популярные авторы Рунета. Это неумение работать с крупными жанровыми формами. Одно дело — пост в ЖЖ, который «ударит тебя под дых», и совсем другое — роман, с его сюжетными линиями, композицией, раскрытием образов главных героев. Выхода два. Либо делать то, что тебе хорошо удается и не насиловать свой талант, либо учиться. Кто-то, как Марта Кетро, поступает в Литературный институт, чтобы развиваться дальше, кто-то совершенствуется в своем жанре. Тут тоже есть плюсы. Все мы хорошо знаем, что сложнее всего продать рассказы. И если благодаря «сетевым писателям» мода на этот прекрасный жанр вернется, если слово «рассказы» перестанет отпугивать оптовиков, лично я буду счастлива.
- Что для вас интереснее - традиционная проза или, скажем, сетевой дневник интересного человека (Речь, конечно, идёт не о знаменитостях).
- Интереснее то, что а) хорошо написано; б) актуально; в) интересно не только мне. То есть я не могу сказать, что однозначно предпочту хороший роман хорошему блогу. На мой взгляд, одно другому не мешает. Конечно, блоги устаревают быстрее, однако они и динамичнее разви-ваются. Автор романа, как правило, пишет «для вечности». Если, конечно, речь не идет о таком модном явлении, как роман-бытоописание какой либо социальной группы, роман «типичного представителя поколения» (или нетипичного, все равно это будет социальный срез). Тут, конечно, много сиюминутных факторов, отражений веяний времени, этим такие книги и интересны сейчас. Никто не спрогнозирует, будут ли их читать лет через сорок. Хотя возможно, через сорок лет по ним и будут воссоздавать нашу сегодняшнюю жизнь. В этом смысле они напоми-нают блоги.
- Ваше издательство выпустило уже не одну книгу Сетевых писателей - вы можете в двух словах объяснить, что объединяет эти издания?
- Читательский адрес. (Как шутит А.А. Беловицкая (автор учебников по теории книговедения), книга — это способ обработки одних мозгов другими мозгами.)
У нас есть набирающая популярность серия «Автор ЖЖОТ», и авторов этих книг действи-тельно объединяет Интернет, вернее, Живой Журнал. Это не романы, но и не сборники «по-стов»: у каждой книги есть концепция, есть идея. И у каждого автора уже есть читатели, которые примерно знают, что от него ждать. Но у нас гибкая маркетинговая политика. Расскажу на примере книги Марии Мур «Свои, чужие, ничьи» (обложки прилагаются), которая появятся на прилавках этой весной. Юзер muramur хорошо известна жж-сообществу, поэтому ее книга вы-ходит в серии «Автор ЖЖОТ» и выглядит очень современно — формат, немного хулиганский дизайн обложки, концепция серии ориентированы на прогрессивную молодежную аудиторию. Но писательница Мария Мур сочиняет тонкие и глубокие изысканные истории, которые понра-вятся и очень искушенному читателя, воспитанному на классике. Поэтому параллельно выхолит эта же книга, но в совершенно другом оформлении, и она должна привлечь внимание эстетствующей публики и старшего поколения, традиционно более консервативного. Таким образом наше издательство расширяет читательскую аудиторию, пытаясь охватить возможно большее число читательских групп.
- Как вы проводите выбор авторов? Понятно, что можно объявить Сетевой конкурс, но не на всякую же книгу его объявлять, да и не всякая книга сборник рассказов.
- Выбор авторов ничем принципиально не отличается от традиционного. К одним мы обра-тились сами, других нам порекомендовали наши авторы, третьи предложили нам книги на рас-смотрение. Я, как и все редакторы, долгое время «сидевшие на самотеке», могу с уверенностью сказать: тот же процент графоманов, одаренных литераторов и очень талантливых людей. То есть Эра Интернета облегчила авторам путь в издательство, сделав процесс книгоиздания более открытым, но существенно не изменила отношения редактора с текстом. Дело Сикорского живет и побеждает. Не думаю, что в ближайшие годы традиционная система прохождения рукописи в издательстве изменится, в данном случае традиции — благо.
Конкурс «ЖЖOuT» изначально был задуман как одно из мероприятий программы поддерж-ки книг Марты Кетро. Но мы быстро поняли, что это крайне интересно. Во-первых, никто не ожидал, что будет такой резонанс. Во-вторых, мы и не предполагали, что получим под тысячу заявок. И что особенно нас поразило: рассказы прислали не только начинающие авторы, у кото-рых пока нет печатных публикаций и которым нужен «билет в литературу», но и писатели уже известные, сами являющиеся авторитетами для молодежи. Сборник «Вдохнуть! И!не!ды!шать» мы считаем очень удачным проектом. И в коммерческом плане, и в литературном. Книжка получилась яркая, живая и энергичная. Как выразились наши менеджеры, «а в Интернете, оказывается, считают, что миром правит любовь, и это здорово. А говорят – циничный век!» Мало того, хороших рассказов набралось на два сборника, и скоро будет издан вторая книга, она на-зывается «Скажи!».
- Скажите, есть ли у вас долгосрочный план?
- Издательские планы — штука очень изменчивая. Серии открываются, видоизменяются, закрываются. Но пока интерес к блогам есть, мы будем издавать книги, рожденные в сети, и бу-дем искать авторов в Интернете. Это достаточно честное пространство — все популярные блоггеры знают, как вызвать интерес, но на все понимают, как это использовать. И тут мы им поможем раскрыться.
- Одна из самых распространённых претензий к переводу текстов, выложенных в Сети в книжный формат, следующая: издатели как бы вступают в сговор с толпой бездарностей - мы вам не платим, или платим нищенский гонорар, а вы поставляете нам текст, к качеству которого мы отнесёмся со снисхождением. Каждый получает свою прибыль - издательство прямую, а сетевой писатель тешит своё самолюбие. Что бы вы отвечали на такой заочный упрёк?
- Совершенно не согласна с постановкой вопроса. Среди наших авторов нет бездарностей, все книги проходят строгий отбор. И авторы получают точно такие же гонорары, размер которых традиционно зависит от тиража. Со сборником «Вдохнуть! И!не!ды!шать» ситуация была иная, и она нетипична ни для издательского рынка, ни для АСТ. Это был конкурс, и мы рисковали больше всех: невозможно спрогнозировать, как будет продаваться такая книга. В сборник вошли тексты 33 авторов. Понятно, что каждому выплатить большой гонорар было невозможно, поэтому мы прикинули, какой гонорар может быть выделен на такую книгу, поделили эту сумму на 33, и предложили авторам получить вознаграждение книгами. Не отказался никто.
- А вот сетевые дневники - как они расходятся? Какой тираж, по-вашему для них сейчас оптимален?
- В издательстве «Центрполиграф», насколько мне известно, не издавались именно сетевые дневники, ибо их авторы приложили ряд усилий, чтобы превратить свои блоги в собственно книги. Вряд ли найдется настолько безумный издатель, который захочет напечатать текст «без начала, конца и объединяющей идеи». Да, в некотором смысле такие тексты объединяет образ лирического героя, т.е. автора дневника, однако создание такого образа, который будет интересен тысячам читателей, под силу человеку, литературно одаренному. Например, такому, как Алмат Малатов.
Тираж — это вопрос любопытный. У блоггеров есть такой показатель, как число зарегистрированных читателей, «френдов». Легко прогнозировать, что «тысячники» популярны, и коль их творчество вызывает интерес, скажем, семи тысяч человек, то и тираж может быть примерно такой. Хотя это палка о двух концах — кто-то обязательно решит, что «раз я все это могу бесплатно читать в своей френд-ленте, то и платить деньги за книгу — незачем». А для кого-то это будет реклама: мне нравится, как пишет этот блоггер, я хочу его книгу». И это одна из причин, по которой мы не издаем собственно дневники. Читателя нельзя обманывать, предлагая «чисто сетевой текст» без всякого бонуса. В сентябре 2007 года у нас вышла книга Марты Кетро «Женщины и коты, мужчины и кошки». Все эти тексты-мануалы есть в блоге пользователя Marta_Ketro, в открытом доступе. Но, во-первых, книга очень интересна структурирована, во-вторых, «бонусом» стали рисунки Оксаны Мосаловой, известной в Интернете художницей, она даже получила в прошлом году «премию Паркера», которая в большой чести у «живущих в сети».
- Ну, не знаю. Не стал бы я хвастаться покойной премией Паркера. Впрочем, лауреатам видней.
- Эта книга выдержала уже несколько допечаток! Что говорит об одном — чем интереснее для читателей текст, тем выше тираж. Это не значит, что мы издаем только «тысячников» — сейчас готовится к печати книга Полины Гёльц «Записки зубной феи», аудитория которой не такая уж и большая, но ее почти довлатовские заметки об абсурде превращения русской художницы в американского стоматолога порадуют многих.
- Кто, как вы думаете, сейчас больше издаёт "сетевиков" - мелкие издательства, издание за свой счёт, вы, кто-то ещё? Или, может, этот рынок ещё не сформировался?
- Прелесть книжного рынка в том, что процесс его «формирования» не может быть конечен. Сейчас модны и перспективны блоги, поэтому издательства с энтузиазмом осваивают эту нишу. Для книжного рынка «сетевиков» открыли небольшие издательства. Насколько я знаю, это было издательство «Запасной выход», выпустившее книги Алмата Малатова и Екатерины Великиной, на тот момент — пожалуй, самых популярных в сети писателей. В 2007 оба этих автора решили работать с АСТ. От себя могу сказать, что роман Малатова «Immoralist. Кризис полудня» — это моя личная гордость как редактора. К слову, еще до выхода этой книги из типографии наши менеджеры стали получать на нее заказы, то есть мы уже знали, что рынок живо отреагирует на это издание, и это не могло не воодушевить. Книга действительно разошлась тиражом, которое мелкое издательство, не имеющее хорошей торговой сети и сильного пиар-отдела, могло и не обеспечить. Если брать тираж за критерий, то, наверное, сейчас мы лидеры в этой области. А что будет дальше — время покажет.



Извините, если кого обидел