January 30th, 2008

История про Басткон

.

Съездив на очередной конвент к фантастам, я задумался [Вообще-то, я хотел продолжить говорить о Высоцкоми о книге Перевозчикова в частности].
Но дело не в этом - после этого мероприятия часто вспоминают об алкоголических трипах. "Басткон", кстати, один из менее, если не самый малопьющий конвент. И вот люди начинают спрашивать, с чего это такой-то или другой так напились. С ними всеми ровно то, что всегда. Я ведь юбиляр - наблюдаю это десять лет. Причём тут вот выложили ролик с фантастами старых времён, так там журналистка чудесно говорит: "... и ранним утром, и далеко заполночь, за бесконечным чаем, решать мировые проблемы"...
В 25 часто хочется решать мировые (или производственные) проблемы - в 45 гораздо больше лузеров, что хочет простой анастезии. А ведь лузером себя можно назначить только самостоятельно - поводы есть, да - но решение всегда персонально.
Поверх этого накладывается существенная проблема - переработка алкоголя в 25 существенно иная, нежели чем в 45.
Меня, кстати, ритуальное пьянство на ковентах совершенно не пугает.
Давным-давно, ещё на школах молодых учёных, я заметил, что рисунок свободной части этих мероприятий в точности повторяет вакханалии.
Можно поступить и интереснее - редуцировать в своей жизни семинарско-лекционную часть, и честно повторить проход по коридору пригожих девок, чьи головы увенчаны плющом, а на них - шерсть баранов и шкуры оленей; и трясут они пивными бутылками, как короткими копьями, обвитыми виноградным плющом и волокут подносы, как небольшими щиты, что при малейшем касании издают долгий гул. И парни ведут их, отплясывающие кордак, с хвостами и рогами.
Что за печаль? Сиди в холле новым Лукианом.



Извините, если кого обидел

История про Высоцкого - ещё одна.

Книга Перевозчикова, про которую я говорил, состоит из двух частей: "Возвращение на Большой Каретный" и "Возвращение на Беговую" - там собраны всякие интервью и .воспоминания. Я даже затрудняюсь сказать, сколько у Валерия Перевозчикова книг о Высоцком.
Так вот, несколько раз в этой книге встречается слово "бард".
Это очень интересная проблема, потому что стилистически для меня было естественно назвать бардом, скажем, Дольского или Кима.
А вот Высоцкий стоял как бы особняком, и на лесных токовищах КСП он как-то был не очень желанен. Только в альплагерях я его слышал - да и то редко. Впрочем, это может, аберрация памяти. Но у тогдашних костров я провёл избыточно много времени.
Это меня довольно давно занимает. Что там на самом деле, мне не очень понятно.
Первое, что приходит на ум - Высоцкого очень сложно повторить. И у костра, и на сцене. Был такой кадавр Джигурда, так он своим пением ещё больше подтверждал правило.
Говорят, впрочем, что он вполне жив и бодро шевелит ластами..


Перевозчиков В. Улица генералов: Попытка мемуаров / А.Т.Гладилин; послесл. В.П.Аксенова. — М.: Вагриус, 2008. — 208 с. 7 000 экз. ISBN 978-5-9697-0558-6



Извините, если кого обидел