November 28th, 2007

История про отель у погибшего мотоциклиста (часть II)

.

- Её звали Гунилла, - мрачно сказал шериф. – Давно её знал, красивая девочка, правда, нестрогих правил.
Я тупо посмотрел на розовую пятку, торчащую из-под снега. Отпуск рушился к чертям, но делать было нечего. Пришлось включаться в расследование.

К обеду я познакомился со всеми постояльцами, а после ужина уже оказался в постели Фриды. Выбор оказался невелик: шериф был грубоват, у полковника обнаружился нервный тик, фрекен Бок не расставалась с поленом, и неизвестно было, как это будет - втроём. К тому же Фрида оказалась любительницей наручников, а я всегда беру парочку с собой – даже в отпуск.
По словам Фриды, под внешним покровом спокойствия и безмятежности, в отеле и посёлке, что раскинулся неподалёку, процветали преступность, супружеские измены, наркомания, проституция и нарушение авторских прав природы.
Да и приезжие были людьми сомнительными – коммивояжёр-дальнобойщик Юлиус появлялся на публике то без одной руки, то без другой, меняя их как сорочки. Фрекен Бок была сумасшедшей. Полковник раньше служил на секретной базе в Неваде, охранял пленных инопланетян, и с тех пор ему везде чудились летающие тарелки. По ночам он то и дело выбегал из отеля и палил в Луну, как в копеечку… И все постояльцы пользовались услугами несчастной Гунилы, вот что.
- Все? – не поверил я.
- Все-все, - подтвердила Фрида и зарделась.
Вернувшись к себе в номер, я обнаружил нежданного гостя. На подоконник ко мне села огромная сова. В когтях у неё был зажат огромный фиолетовый конверт. Внутри обнаружился фиолетовый же листок бумаги, на котором неровным женским почерком было выведено: «Жизнь коротка, а ты так беспечен. Берегись!». Бумага была яростно надушена.
Я вертел в руках это послание и думал: "Если это мне, как постояльцу отеля, человеку средних лет на отдыхе, что, спрашивается, я должен делать? А если это мне как инспектору полиции, как человек порядочный, не могу воспользоваться. А что, если это всего лишь шутка юного создания, избалованного всеобщим поклонением? А ну её". И я сжёг записку в пепельнице.
После этого я полчаса поговорил с Дианой по диктофону, а потом уснул сном праведника.




Извините, если кого обидел