November 10th, 2007

История про Светлова с Раневской

Я вот уже рассказывал историю про бедную Лизу - и, собственно, о знвменитом анекдоте про Раневскую. Она, согласно этой байке слышит недоумённое суждение о Монне Лизе, и... Да, собственно, это все уже знают.
Там была ещё отдельная история с "Байками от Домогарова", где говорилось ""выставили "Джоконду" Рафаэля" -

Интересно при этом, как устроены общественные мифы. Прощальная выставка Дрезденской галереи проходила в 1955 - с мая по август. Главной картиной там была "Сикстинская мадонны". Через двадцат лет привезди другую звезду, про что Козлов пишет следующее: "Покорив Америку, в 1974 году «Джоконда» отправилась в Азию. Франции нужно было налаживать отношения с новым экономическим гигантом, Японией. ...
На обратном пути из Японии она заглянула в Москву. В годы «разрядки» визит «Моны Лизы» был знаком того, что СССР постепенно открывается миру. Вокруг Музея имени Пушкина толпы людей сутками ждали вожделенной встречи с «прекрасной флорентийкой». В день «Джоконду» смотрело по 4 600 человек. 400 человек в час. 9 секунд на человека. Российская оборонная промышленность изготовила «музейное изделие»: кабину-витрину для «Джоконды». Министр культуры Екатерина Фурцева лично поблагодарила министра среднего машиностроения за то, что завод «Молния» блестяще справился с заданием. Министр внутренних дел Щелоков объявил личную благодарность милиционерам Афонькину и Аверюшкину, охранявшим шедевр Леонардо в зале. Москва была последним пунктом маршрута всемирных гастролей «Джоконды», с тех пор она никуда из Лувра не выезжала".

Так вот мне подсказали, что не всё так чисто с анекдотом Раневской.
Такое впечатление, что картина там величина переменная.
И действительно, в книге Игина "Улыбка Светлова" (поиски этой книги отдельная детективная история) этот сюжет обнаружился:
"Режиссер, известный своей превеженностью к наиновейшим течениям в живописии. сказал о Сикстинской мадонне?
- Удивляюсь, - её столько столетий нахваливают, а между тем она мне не очень нравится.
- Столько столетий она нравится всему человечеству, - возразил Светлов, - что теперь имеет право выбирать, кто ЕЙ нравится".
[1]
Для строгого заключения, конечно, надо было бы показать - не печаталась ли эта история раньше 1968 года, но для того, что она привязана к Дрездену, а не к Лувру этого хватит.

Что из этого следует? Да то, что механизм общественной мифологии работает как часы - всякое бон мо присваивается выбранной произвольным образом фигуре. Ну, ещё и то, что всегда есть иерархия картин - к чёрту слова о худжественном восприятии: мы имеем дело с лейблами. В отместку за выбор,, что делают женщины на картинах, мы тоже выбираем их, и оказывается, что "Джоконду" вполне можно заменить "Сикстинской"..


[1] Игин И. Улыбка Светлова. Альбом. - М.: Советский художник, 1968. С.17.

Н. Н. Жуков Из записных книжек... - М.: Советская Россия, 1976. - 160 с. (п) 75000 экз. А вот что пишет просвещённому человечеству romov об этой истории: Николай Николаевич Жуков в своей книге вспоминал, как "в 1961-ом году попал в Лувр, и было ему отведено на Лувр полтора часа всего, и пошёл он к Джоконде, и всё никак дойти не мог - то на мулатку в сером сари заглядится, то на двух нелепых монахов, то - "едва успев посмотреть два-три произведения, я вдруг увидел женщину - живой шедевр портретного искусства кисти Манэ и Дега. Сила их таланта как бы соединилась и образовала такое волшебство живописи, что я не мог оторвать глаз. Это была молодая женщина лет 25, с высокой шеей, делающей осанку горделивой, с постоянно меняющейся комбинацией пластичных линий. (...) Следуя за ней, я оказался в четвёртом зале, ничего не посмотрев".
"Но вот, наконец, знаменитая "Джоконда". Вспоминаю всё, что я читал о ней, и не нахожу подтверждения. Не хочу обвинять никого в неискренности и в преувеличениях, но согласитесь с тем, что картины, так же, как и люди, имеют свою судьбу и разные доли счастья. Да простят меня все, кто будет читать эти строки, но здесь я невольно вспомнил, как один из товарищей, вернувшись из Парижа в Москву, спросил у А. М. Герасимова: "Простите моё невежество, дорогой Александр Михайлович, но я был в Лувре, смотрел знаменитую "Джоконду" Леонардо, и что-то она не произвела на меня должного впечатления". Вот что ответил тогда Герасимов: "Милый человек, сколько ж веков-то прошло, теперь уж мадонна сама выбирает, кто ей понравится"". (И дальше размышляет Жуков о том, что тайна картины погасла, "ушла за обратную сторону холста".)".



Извините, если кого обидел