October 21st, 2007

История про газ и канализацию.

Спал вчера ночью, спал весь день, и сейчас спать буду. А пока проснулся среди ночи и увидел вокруг движение электронной жизни. У меня в журнале вовсю обсуждают в одном ли жанре написана "Война и мир" и сняты "Звёздные войны", или "Война и мир" это тетралогия, а "Звёзденые войны" октолотогия.
Вокруг Буковский и проч.
Но я о другом-то хотел сказать. О другом.
И вот о чём - многие знают, что я люблю смотреть канал "2х2" потому что там мне бесплатно показывают "Футураму" и "Южный парк". А именно эти сериалы рассказывают мне, как устроена жизнь Четвёртого Рима. Мне, варвару окраин, всегда льстит, когда я что-то угадываю, потому что это значит, что я знаю не только что-то об Олеше, Пушкине и Тынянове, но мне знакомы и кой-какие мультикультурные ценности.
Ведь картинка "Футурамы" очень плотная, и если в одном случае ты там сразу понимаешь, что серия пародирует фильм "Титаник", и об борт космического лайнера бьют банку с законсервированной головой ди Каприо, то там ещё есть десятки непонятных голов, банок и фраз, которые хорошо или плохо прососчились через перевод. Вот в "I, Roommate" понятно, что часы, согнутые Бендером - это отсыл к плавленым часам Сальватора Дали, но вот что "Мыльная опера «Все мои детальки» — пародия на сериал «Все мои дети»" - я могу узнать уже только из Википедии.
Десятки персонажей политической и культурной жизни Четвёртого Рима я знаю только потому что их замучили на "Звёздных боях", или обосрали в "Южном парке".
В той книге, что я сейчас читаю, плотность культуры Четвёртого Рима даже гуще, чем в "Футураме".
Оттого там масса сносок (очень полезных - я, правда, думаю, что сноска,объясняющая кто такой Карл Маркс и "Капитал" это уже перебор, но кашу маслом не испортишь). Однако везде соломки не подстелишь - и вот там есть сцена, когда партнёр героя по бизнесу погибает в аварии: "У бордюра с невыключенным двигателем стоял «форд-линкольн-континентал» 77-го года без водителя, и как только Гомес оказался за ним, машина двинулась задним ходом, автоматически отключив стояночный тормоз. Покатившись, «форд» подрубил голени Гомеса. Тот рухнул на багажник, словно подстреленный олень, которого охотники прочат в трофеи. «Линкольн» подпрыгнул на выбоине и увеличил скорость....К несчастью, стразу за перекрестком стояла другая машина - машина оказалась «фордом-пинто» 73-го года - возможно, последним в этом мире, - и она смотрела не в ту сторону, подставив свой ахиллесов зад приближающемуся «линкольну».
- Всё взорвалось, - сказал первый очевидец. - «Континентал» шел от силы 20-25, но малышка просто-таки вспыхнула. И тот парень на багажнике «линкольна» вспыхнул вместе с ней".
Я бы и не понял подтекста, хотя по "форды с неудачной конструкцией бензобака там говорится двумя десятками страниц раеьше. Однако я читал в тот же день Живой Журнал, где в ленте вот история про этот форд - рекомендую прочитать, кстати. Понятно, что это из разряда прозввища "зубило" у одной из моделей "Жигулей".
И роман Мэтта Рафа. "Канализация, Газ & Электричество" набит подобными отсылками построчно и поабзацно. Всех не переброешь, и всё не прокомментируешь.
Это не политический мир острова Лапуты - это как раз тот мир, маленьких людей и маленьких вещей, не мир ДнепроГЭСа и перелётов через Северный полюс, а мир кричащего пузыря "уйди-уйди", песенки "Кирпичики" и брюк фасона
"полпред". Мир, где люди хотят прожить как-нибудь , не испытывая чувства голода, где надо объяснять (а давным-давно было естественно, что на пузыре был Чемберлен (Кто это?!), очень похожий на ткарикатуру в "Известиях", где в популярной песенке умный слесарь, чтобы добиться любви комсомолки, в три рефрена выполняет и даже перевыполняет промфинплан (Чего-чего?!). И никто не помнит спустя десятилетия, как выглядели галстук "Мечта ударника", толстовка-гладковка, гипсовая статуэтка "Купающаяся колхозница" и дамские пробковые подмышники (Как-как?!) "Любовь пчел трудовых". Мир этот объяснять мучительно трудно. И одно облегчение - этот мой пассаж никто не будет переводить и объяснять с помощью подстрочного комментария. Мои знания благополучно сгниют вместе с дубликатами в головах исчезающих поколений.
Мне кажется, чо это книга - заметный культурологический поступок - може ктто-то будет придираться к тому, чтто на одной странице "рулевому приходилось бороться с охрененным течением", а на следующей эпит усугубляется и герой вопит: "Какая охуенно здоровая белая акула!". Так вот это раздражать не должно. Там эта разница оправдана.
Но что касается популярного жанра трилогии, мне так и осталось неясно. Важно иное - на последней странице годы написания - 1990-1994, и они принципиальны, потому что мы находимся на полпути между созданием ткста и происходящими в 2023 году событиями.




Извините, если кого обидел

История про индюков

Ко мне снова доебались с тем, что я ругаю Веллера. Да, увы, я считаю Веллера образцовым надутым индюком, передёргивающим даже не факты, а городские легенды.
По этому поводу я давно говорил про Сильвера с хорошими людьми, а потом ещё говорил с другими хорошшими людьми про Махно, и вот сейчас понял, что дело не в нынешнем политическом безумии Веллера, а в давней методике декларативных утверждений, что хорошо описана профессором Преображенским: "Вы, Шариков, чепуху говорите и возмутительнее всего то, что говорите её безапелляционно и уверенно".
Выпишу-ка я себе,что бы легче было искать-если что:
Вот что пишет Веллер: "Хемингуэй в это время читал Достоевского, так последняя фраза "Фиесты" дословно повторяет последнюю фразу "Униженных и оскорбленных" в переводе Констанс Гарнет, каковой Хемингуэй и читал; не такой был мальчик, чтобы допустить случайное совпадение с чем-то финальной фразы своего первого романа"! И восклицает: " - Идиоты эти литературоведы!.."
Оставим на совести Веллера то, что он не умеет считать, и не знает, какая фраза "последняя".
Тем не менее: вот чем кончаются "Униженные и оскорблённые" Достоевского: "- Все, все, - отвечала она, - все, за весь этот год. Ваня, зачем я разрушила твое счастье?
И в глазах ее я прочёл: "Мы бы могли быть навеки счастливы вместе!"
Вот как переведено это место Гарнетт:
"All, all," she answered, "everything, all this year. Vanya, why did I destroy your happiness?"
And in her eyes I read: "We might have been happy together for ever."
Вот чем кончается The Sun Also Rises:
"Oh, Jake," Brett said," we could have had such a damned good time together." (...)
"Yes," I said, "Isn't it pretty to think so?"
Вот как это выглядит в знаменитом "чёрном" двухтомнике:
"Ах, Джейк! — сказала Брет. — Как бы нам хорошо было вместе.
Впереди стоял конный полицейский в хаки и регулировал движение. Он поднял палочку. Шофер резко затормозил, и от толчка Брет прижало ко мне.
- Да, — сказал я. - Этим можно утешаться, правда?" (Перевод В. Топер)
Это не литературоведы идиоты.



Извините, если кого обидел