September 22nd, 2007

История про разговоры DCCCXCIII

.

- Вот моя тетя работала в Эрмитаже, водила шведов - она им то-сё, ампир-модерн, дансе-романсе, а они ей всегда: а с кем жила Екатерина Вторая? Правда, что с Распутиным?
- Вот мудаки-то! Все ж знают, что с конём!
- У них в Швеции в этом вопросе конь ногу сломит. Все шведские семьи счастливы по-своему.



Извините, если кого обидел

История про разговоры DCCCXCIV

.


- Я пришёл на днях в присутствие, а там у одной сотрудницы день рождения. Стол с домашними пирогами, туда-сюда. Коллеги осоловелые посуду бьют. А именинница рассказывает, между делом, как она с пирогами разговаривает, целует их - прежде чем в печку заправить. Я проникся.
- Пироги я не помню, чтобы целовала, но с пониманием. Зато с огуречными семенами, помню, точно беседовала.
- Ну, если ты с семенами разговаривала, то и говорить нечего.
- С пирогами - проникся, а с семенами, значит, нельзя?! А с блинами и сушоными грибами?
- С семенами многие разговаривают. Мне одна американская эмигрантка рассказывала, что когда она уезжала, всем мужчинам по имени Семён в советском ОВИРе так и ставили в паспорте - Semen. И у них в Америке были проблемы с девушками на вечеринках.
- Лоп, как говорится, стоп. Кончай её, Semen.



Извините, если кого обидел