August 29th, 2007

История про Гумилёва-мл. (I)

.

Я опять вспомнил про Гумилёва, оттого что размышлял о том, как честный обыватель (а я вот и есть честный обыватель, к примеру) должен себя вести, если хочет понять с чем он имеет дело - с наукой или не с наукой.
Причём "не наука" в моих глазах вовсе не оскорбление. Много что "не наука" - вот вполне себе неплохая штука - вера. Кстати, чтобы два раза не вставать, меня вовсе не пугает религиозная пропаганда (правда, если она ведётся скучными неумными людьми - это ужасно), сколько особый тип мракобесия, притворяющийся наукой.
Вот если мне начинают рассказывать что-то честно-метафизическое - тут я отношусь с пониманием.
А вот если "учёные доказали, что в Библии указан точный возраст Большого Взрыва" - то уж нетушки. А честному обывателю трудно: он по определению должен пользоваться услугами референтов: вот мой отчим всю жизнь проработал в Институте прикладной математики, честно признаваясь, что не всегда понимал суть работы коллеги за соседним столом. Вот покажут честному обывателю фильм "Тайна воды", и он начнёт думать "А, может, взаправду?". Ну и тому подобное дальше.

Сейчас, кстати, хорошее время для того чтобы бросать всякие ненужные (и заодно просто неприятные тебе лично) вещи с парохода современности. Причём бросают всё время манекены с бирками на шее. Вот тут была попытка выкинуть манекен с биркой "Ахматова". Я думаю манекен Николая Степановича Гумилёва тоже принаряжают.
Сейчас он такой рыцарь в офицерском мундире, не знающий страха и пощады к врагам - символ Белого движения, мученик за правду, и проч., и проч. Потом прибегут оппоненты и начнут припоминать нервность и попытку самоубийства в Париже, причудливость характера - и ну тащить фальшивого Гумилева к борту.
С младшим Гумилёвым всё куда интереснее.
Вокруг него собралась какая-то удивительная секта - я, разумеется, никого не хочу обидеть, но постоянно встречаю очень странных адептов Гумилёва-мл.
Лев Николаевич в этой системе координат выглядит каким-то даосом, наделенным загадочным знанием, много потерпевшим от могущественного императора, но впоследствии ставшем научным мандарином, получившим шёлковый халат, но всё равно ушедшим от нас в те края, где от мудрости не печаль, от ума не горе, а лишь вкус амброзии на губах.
И это очень жалко - потому что скажешь адепту Гумилёва, что тебе научность Теории Этногенеза (Многие востоковеды говорят (и, как уже сказано, нам, честным обывателям, всё время приходится опираться на каких-либо референтов!), что его работы по тюркским народам сделаны на вполне высоком уровне) тебе сомнительна, так затопает адепт на тебя ногами, да ещё решит бросить какой тяжёлый предмет.
Как припомнишь, что в работе 1966 года "Монголы XIII в. и "Слово о полку Игореве"" есть чудесная фраза "Стрелы дальневосточных народов отличались тем, что они иногда бывали отравлены. Этот факт не был никогда отмечен современниками-летописцами, потому что он был военным секретом монголов" - так вовсе отравят. Кстати, когда мы тут все размышляли по этому поводу в прошлый раз, то мне подсказали ещё две чудесные цитаты - из книги "Древняя Русь и Великая Степь": "Отсутствие сведений в летописи означает признание хазарской гегемонии" и «Для нашей постановки проблемы источниковедение - это лучший способ отвлечься настолько, чтобы никогда не вернуться к поставленной задаче - осмыслению исторического процесса» из книги "В поисках вымышленного царства".

Меж тем, если назначить Гумилёва поэтом, ничего страшного (он, кстати, пробовал писать стихи, но мужественно от этого отказался - из-за папы). При этом он ещё был первый по-настоящему народный лектор, говоривший с людьми на понятном им языке (если не считать Ираклия Андронникова). (Надо, кстати, проверить, в каком году засунули в ттелевизор Лотмана) Зачатки этой бахтинской карнавальности в рассказах об истории были ещё в тюрьме (или в лагере, я не помню) когда он на блатной фене пересказал историю герцога Оранского.
Но меня в личных беседах адепты всё время понукают научностью, точь-в-точь, как манекен Раневской понукал манекен неизвестного по поводу "Джоконды". Типа, "Не впечатлился Джокондой, Этногенезом, Акулой в Формалине, Чёрным Квадратом - значит ты лох, мой мальчик... Или не на своём месте".


Кстати, 1 октября Гумилёву-мл. будет 95 лет - некруглый, но юбилей. Это я к тому, если коллегам нужно чем в отделе культур-мультур бреши затыкать - так вот им тема.




Извините, если кого обидел

История про Гумилёва-мл. (II)

Он брал Берлин!
Он, правда, брал Берлин.
А. Галич


...Тут я начну повторяться: новые жизнеописания Гумилёва и пересказы его идей соответствующие: «Находясь в горной местности, предки монгольского народа вполне могли столкнуться с природным явлением, вызвавшим мощное электромагнитное излучение и породившим пассионарный толчок. И именно с того самого момента монголы из тихого, забитого и отовсюду гонимого племени превратились в пассионарный этнос, который вскоре стал вершителем мировых судеб». Тут же автор сообщает, что железо тут не случайно. Оказывается «сакральные особенности острова Валаам на Ладожском озере во многом объясняются наличием большого количества железной руды на том самом месте, где воздвигнут знаменитый русский монастырь. Железный субстрат и обеспечивает тот благоприятный энергетический ток, который чувствуют все, кто посещает это священное место». ННу, понятно, субстрат. Без железа не уверуешь.
А то ведь, как почитаю адептов русского космизма и оной теории (не путать её с вполне конкретными статьями Гумилёва по конкретным поводам), так прихожу в расстройство. Потому как понимаю, что, несмотря на некоторую начитанность, я, как классифицировал один из биографов Гумилёва «один из безликой массы людишек, что не имеет ничего общего ни с высокой поэзией, ни с подлинной наукой».
Причём это не собственно даже Православие – это особый конструкт – там насыпано космизма, там в углу стоит Штайнер, посредине комнаты машет хоботом Ганеша, какие-то отеческие гробы повсюду расставлены, а теперь ещё Русская Государственность довольно странного извода.
Да и хуй бы с ним, с этим делом, но мне это всё время не за поэзию отеческих гробов вкупе с индийскими слонами выдают, а за науку. К поэзии отношусь с пониманием, а к этой странной ереси ноосферного космизма – нет.
Поэтому, как я услышу над ухом «ноосфера», так, думаю, упыри пришли. Впрочем, нет, иногда оказывается, что это пришли пьяницы-фантасты, и я иногда добрею. Беру водки там, груздей и иду в лесок со скатёркой.
Фантастам можно писать всякое – они ведь не претворяются учёными.

Но в чём, собственно, сама «теория Гумилёва»? Потому как получается, если обрывать с неё лепестки метафор, то выходит, что а) на этнос влияет его окружение, и б) всяки этнос проходит фазы подъёма, пассионарного перегрева, надлома, инерционную фазу, фазу обскурации, гомеостаз, мемориальную фазу и вырождение.
Никакого возмущения эти утверждения не вызывают, но по мне, так ничем не отличаются от известного романа в стихах:
Увы! на жизненных браздах
Мгновенной жатвой поколенья,
По тайной воле провиденья,
Восходят, зреют и падут;
Другие им вослед идут...

Но дальше-то что? В чём суть, кроме нехитрой мысли, что всё имеет свой конец и своё начало? Введение новой терминологии? Противостояние вульгарному социологизму? При этом сейчас «учение Гумилёва», по крайней мере у многих его последователей, превращается в аналог учения Карла Маркса – совокупность очень интересных данных, довольно рисковые обобщения в смеси с очевидными обобщениями – и дальше шаманические взмахи руками.
«Шаманические» – это отнюдь не обидное слово, а именно тот элемент веры, о котором говорилось выше. Или элемент поэзии.
Показательна история с Тимофеевым-Ресовским: они довольно плотно общались в 1967-1968 годах, когда собирались писать вместе статью, говорят, Гумилёв всё время, когда летом жил в Москве, ездил в Обнинск к Тимофееву-Ресовскому - на субботу-воскресенье. Видимо теория уже была сформулирована, а у Тимофеева Гумилёв искал как бы научного объяснения пассионарности как мутации, проходящей "весьма быстро и необратимо под воздействием неизвестного пока излучения в оптической части спектра". Когда ему таких подпорок не дали, общение быстро развалилось. (Тут ведь вот в чём дело - при подобных обобщениях можно придумать класс, включающий в себя малахит, ёлку и крокодила, и выводить некоторые закономерности его жизни. И правда, и конкретный кусок малахита когда-то создан и когда-то разрушится, и крокодил был рождён, а потом сдохнет, да и у ёлки есть свой цикл. Но я бы не назвал такое объединение продуктивным). А Причём новое сектантство "космических гумилёвцев" это не собственно даже Православие, не язычество – это особый конструкт – там насыпано космизма, там в углу стоит Штайнер, посредине комнаты машет хоботом Ганеша, какие-то отеческие гробы повсюду расставлены, а теперь ещё Русская Государственность довольно странного извода.
Да и хуй бы с ним, с этим делом, но мне это всё время не за поэзию отеческих гробов вкупе с индийскими слонами выдают, а за науку. К поэзии отношусь с пониманием, а к этой странной ереси ноосферного космизма – нет. Поэтому, как я услышу над ухом «ноосфера», так, думаю, упыри пришли. Впрочем, нет, иногда оказывается, что это пришли пьяницы-фантасты, и я иногда добрею. Беру водки там, груздей и иду в лесок со скатёркой.
Фантастам можно писать всякое – они ведь не притворяются учёными.

Если подытожить, то с Гумилёвым всё куда интереснее - он идеальный повод к обсуждению сразу нескольких проблем, и не только практически-исторических. Например:
- Где грань лихости и остроумия в разговоре на какую-нибудь гуманитарную тему? Вот у писателя нет этих ограничений - знай себе, придумывай метафоры. А к Гумилёву претензии в основном, что он - раззудись плечо, размахнись рука - начал сыпать историями и датами. Он был человек чрезвычайно, чрезвычайно эрудированный, но при таком подходе обречённый на глупости. А всякие упрёки он избывал остроумием, что к науке прямого отношения не имеет.
- Что нам, бедным крестьянам делать? Куда нам бедным неспециалистам податься? Не беседовать с профессионалами, а если беседовать, то поддакивать? Потому как реальной особенностью современной науки (в том числе и истории) стало то, что она специализирована. И ответ профессионала: "Прежде чем беседовать о (к примеру) хазарах - прочтите академика В., академика Р. И ещё монографию Клюгге… Она, правда, у нас не переводилась, но была депонирована во ВНИИТИ в 1978 году" - так вот, этот ответ означает либо: "Я недостаточно компетентен, отстаньте от меня и не позорьте", либо "Я не могу сформулировать ответ понятным для кого-то, кроме узкого круга единомышленников образом". Что хорошо для академической дискуссии, вовсе не работает в частном обмере мнениями. [1]
И мы, честные обыватели, прекрасно понимаем, что никакого мифического Клюгге мы читать не будем - потому что у нас много дел, да и жизни ползать по всем архивам не хватит. И что тогда делать? Забыть проблему или поверить кому-то из спорщиков на слово?
- Ответственны ли мы (они) за последователей? Понятно, что нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся, с другой стороны – Великий Инквизитор, Вагнер-Гитлер и прочая безумная каша.
Всё это вопросы трудные, но полезные. А в случае с Гумилёвым, можно сказать одно – это поэт и учёный, и уж что-что, а наличие большую поэтической метафоры вовсе не оскорбительно.

_____________________
[1] Есть простые вопросы и ответы: можно в ответ на вопрос "Который час?" ответить двумя телефонами службы точного времени и советом посмотреть на Спасскую башню Кремля. Но на первом шаге разгговора лучше сказать "Половина шестого", и уже к этому присовокупить список рекомендаций. Конструирование понятных определений - вообще тест на специалиста.
Более того, если предмет или суждение не могут быть сведёны к опредедению, то они - предмет религиозный. То есть, требуют особых условий для понимания, не могут быть повторены в любое время и в любом месте, etc.

Извините, если кого обидел