July 31st, 2007

История про то, как любовь побеждает смерть

.

Известно, что фраза «Эта штука [по]сильнее "Фауста" Гете» принадлежит Сталину (Правда там была приписка «Любовь побеждает смерть»). Сталин написал это в октябре 1931 года прямо на странице сказке Горького "Девушка и смерть" - сказку я бы рекомендовал к прочтению - абсолютно мистическое песнопение. Его надо исполнять на негритянских похоронах в Сан-Франциско: приплясывая и хохча, шагая через весь город.
Про вторую половину фразы ходила городская легенда, что Иосиф Виссарионович написал «любовь» без мягкого знака. Всяк может видеть этот автограф в его настоящем написании на 247-ой странице 12-го тома Большой советской энциклопедии (второе издание). Статья «Горький», собственно. След ли это ретуши - решайте сами.

(можно поглядеть детально - но я сканировал наспех, и мне лень было работать над картинкой).
Потом появилась картина художника Яр-Кравченко в 1949 году написал картину "А.М. Горький читает 11 октября 1931 года И.В. Сталину, В.М. Молотову и К.Е. Ворошилову свою сказку "Девушка и смерть" (На заднем плане вовсе не Путин, если у кого нервная тревожность) - Кстати, сведущие люди говорят, что когда Сталин заказывал репродукцию картины для Большого зала "Ближней Дачи", то он потребовал одну из фигур убрать, и её в типографии "Правды" тщательно заретушировали".
Однако, из историй про то, как Фаусту указали его место, мне больше нравится, та, что связана с книгой Фигурнова. Последней фразой в предисловии к ней (Многие уже забыли, какая это была сакральная вещь) стала оценка: "Эта книжка посильнее, чем "Девушка и Смерть".

Извините, если кого обидел

История про рублёвскую кулинарию.

.

Некоторые счастливые обладатели книги Оксаны Робски про еду сразу начали пенять ей за фразу "Очистите луковицу, воткните в неё гвоздику".
Между тем, если не представлять себе цветок, воткнутый в гламурную луковицу (а представлять в уме известную и понятную пряность) и не издеваться над излишними подробностями (Раков положите в кастрюлю с водой"), то мы имеем вполне грамотную книгу.
Всё дело в том, что она состоит из двух частей. Первая часть - это фотосессии Оксаны Робски: дама в чёрных очках, дама с кальяном, дама с цветочком, дама над тарелкой, дама в ресторане... Среди всего этого великолепия там есть только одна Робски на кухне - но причём на ресторанной кухне, на фоне размытых поваров и отчего-то в красном вечернем платье.
Она там стоит и со зверским выражением лица зачем-то тычет шумовкой в пустую сковородку.
А вторая часть - вполне честная рецептура с хорошими фотографиями.
Одно забавно - руки на этих фотографиях вполне мужские, и часто поросшие густой шерстью (не думаю, что у автора проблемы с эпиляцией).
Это всё к чему - у знаменитостей есть желание всё сделать самому и предъявить миру свою успешность во всём (это приводит к комичным результатам). Так появляются в книгах бесчисленные собственные фотографии и дурацкие советы. Но есть и иной путь - обратиться к грамотным консультантам, нанять профессионалов и в итоге получить вполне удобоваримый продукт.
Мне ужасно нравится, что Робски (в этом смысле антипод хлопотливой Юли Высоцкой) сразу же честно говорит: "Что такое Рублёвская кухня? Когда меня спрашивают об этом, то я приглашаю всех в "Царскую охоту" или "Веранду у Дачи" на Рублёво-Успенском шоссе".
В общем - "чтоб ты стояла смирно у штурвала, не трогая руками ничего".



Извините, если кого обидел

История про каламбурную историю

.

Позвонили с радио, и в результате, вместо того, чтобы спокойно дремать на фоне набухающеего дождя, пришлось формулировать какие-то суетливые мысли.
Так вот - Успех Булгакова ужасно испортил писателей, что и так постоянно норовят вставить богов (или демонов) в современный быт, так сейчас это стало просто манией. То есть, довольно много людей думают, что если назначить людоеда оценщиком в ломбарде, то роман сразу, сам собой, покатится в гору. Но этот источник юмора, эти приёмы не бесконечны, и сейчас я несколько устаю от каламбурных персонажей.
Сверхъестественное в быту - никакое это не достаточное условие, и даже не необходимое. На нашей почве каламбурная история чуть не была реализована Ильфом и Петровым, у которых есть наброски к большому тексту о захвате Одессы римскими легионерами. «Итак, это был немолодой римский офицер. Его звали Гней Фульвий Криспин. Когда, вместе со своим легионом, он прибыл в Одессу и увидел улицы, освещённые электрическими фонарями, он нисколько не удивился. В персидском походе он видел и не такие чудеса. Скорее, его удивили буфеты искусственных минеральных вод. Вот этого он не видел даже в своих восточных походах». Криспин, кстати, есть у Пушкина – он приезжает на ярмарку, сюжет с ним вертится, и, потеряв своего автора, он превращается в Хлестакова. «Приезд в Одессу Овидия Назона и литературный вечер в помещении Артистического клуба. Овидий читает стихи и отвечает на записки». Конец очевиден - «Уничтожение легионеров в Пале-Рояле, близ кондитерской Печерского. Огонь и дым. По приказанию легата поджигают помещение «Первой госконюшни малых и средних форм»».
Самое интересное, что у Ильфа с Петровым не получилось бы написать этот роман, и дело не в цензуре. В этих набросках легионеров распинают, на Решельевской горы трупов, и т. д. Это не срослось бы со прыгучим весельем знаменитых романов - где, кажется один мёртвый герой (не считая умирающей родственницы Воробьянинова) - Паниковский. Даже Великого Комбинатора пришлось оживить. Так начинают работать законы жанра.
Так что приход дьявола или римлянина в коммуналку не упрощает задачу писателя, а её жутко усложняет. Если напустить упырей и леших в сюжет, то никакой выгоды из того, чтобы прикинуться сатириком не выйдет - слишком много крепких профессионалов развозили жидкий грунт на этой танцплощадке.
А без неизвестного чуда получится лишь унылое коммунальное говно.

Извините, если кого обидел

История про cunt

.

Я (как и все) присутствовал при взлёте "Камеди клаб". Эти сноровистые ребята обставили Петросяна, потому что Петросян не мог произнести слово "жопа" со сцены (а всё намекал на него, как-то бросал глаза вверх, и стеснялся). Сразу было понятно, чо это для него неразрешимая проблема. Ну, а его наследники были вполне раскрепощены, и - понеслось.
Сейчас, по-моему, эта компания уже поднадоела - потому что всякое слово, даже такое ёмкое, как жопа - должно быть к месту.
Переусердствуешь - и все решат, что механический органчик внутри заело, и неспешно двинутся вдоль иных игровых автоматов.
Так вот emmanuelle_cunt мне развеселил - и потому, что emmanuelle, и потому что cunt. Кант круче жопы, раритетнее - жопа есть у всех, а это(а) - нет.
Я, кстати, знаю хорошую историю про Эмануила Канта.
Мне рассказывали, как в сорок пятом, после взятия Кёнигсберга один офицер написал на стене собора, у которой похоронен Кант: "Теперь ты понял, что мир материален?".
Мне нравится в этой истории не спорное утверждение, а сама идея. Домысливая лучшее (действительность, увы, совсем не так красива), я начинаю представлять, как этот офицер, наверное, ушёл на войну со студенческой скамьи, и ему успели настучать по голове истматом и диаматом. Потом у него убивали друзей, и жизнь его самого была не сахар.
И вот он закончил войну, и вместо того, чтобы написать на стене какого-нибудь местного рейхстага короткое слово "хуй" или "Дошли!", вступил в диалог с философом. Не было панибратства, и офицер не злился, он просто как диссертант, указал на аргументы, дымившиеся вокруг. У Канта было своё право, и у этого офицера - своё. Хотя честно говоря - усилия, что привели этого русского к стене кёнигсбергского собора были вполне сверхъестественными.



Извините, если кого обидел