June 25th, 2007

История про абсентную лексику и Льва Толстого

.

Употребил вместе с любимой клавиатурой водки – ей 150, мне – 350. Подружились вновь.
Нужно, конечно, было бы выложить комментарии ко Льву Толстому, которые я написал, или там рассказать про книгу «Бунт на продажу» - но это будет завтра.
Сейчас я расскажу про фильм «Главный калибр», который я видел вчера, и который буквально перепахал мне душу. Без абсентной лексики тут не обойдёшься, так что просьба слабонервным дальше не читать.

Есть, конечно, фильмы о войне, которые все обсуждают – «Сволочи», там, какие к примеру. Ну, да - хуёво сделан, против Красной Армии и всё такое. Но судьба показывает мне, что и в честь Красной Армии можно такое снять, что держите меня семеро. Я вообще удивлён, что по улицам нынче не бегали полоумные, и не пересказывали прохожим сюжет этого фильма. Тут и начинается абсентная (sic!) лексика. Исходя из слова "калибр" в названии, я думал, что это какие-нибудь советские "Пушки острова Наваррон".

Но нет, фильм вот про что – с какого-то перепою нацистские негодяи устроили свою тайную лабораторию по производству Военного Экстази в тайных болотах, которые выделяют болотный газ (метан, наверное). Там этого газа просто гуталиновая фабрика, и от одного только выстрела всё может подзорваться. Поэтому нацистские негодяи ходят с автоматами МП-40 из которых вынуты патроны и угрожают словами Несчастным Пленным Красноармейцам, что копают яму в Подземной Лаборатории. Хули они копают – про это не знает никто. Я так думаю, что их просто надо было как-то занять. (В промежутках между работой Несчастные Красноармейцы истово крестятся.
Перекрестившись, несколько Несчастных Пленных Красноармейцев устраивают побег, но в лесу их обнаруживают мускулистые Гламурные Эсэсовцы, которые похожи на крашеных пергидролем пидорасов из гей-клуба. Гламурных Эсэсовцев играют накачанные дембеля (они ходят дико расхристанные, без ремней и в полурастёгнутых парадках). Вся фишка в том, что Гламурные Эсесовцы жрут Военное Экстази как конфеты – горстями.
Натурально, Несчастных Пленных Красноармейцев пиздят ногами (стрелять-то нельзя), но кто-то из беглецов прорывается к своим. (Тут я потерял сознание, и значительный кусок фильма у меня выпал из описи).
...Услышав про эти безобразия Красноармейский спецназ грузится в Красноармейский Ан-2 и выходит на охоту. Красноармейский спецназ состоит из капитана, очень похожего на Чапаева, каким его изобразил народный артист Бабочкин; лица кавказской национальности ( он всё время говорит как Сталин в фильме "Освобождение" и постоянно проёбывает кинжал, оставшийся от отца в наследство – половина его реплик про этот кинжал ), и у него, как у любимой девушки героя бессмерной поэмы «Москва-Петушки» коса до попы. Это взрывчатое, надо сказать, сочетание - не хуже метана. Там есть ещё один бессмысленный боец (он интересен лишь тем, что у него тщательно подбритая бородка как у ди-джея), девушка и фронтовой кинооператор. Откуда взялась последняя парочка я совершенно не понял, потому что, когда я вновь пришёл в себя, девушку и кинооператора уже нацистские негодяи отпиздили ногами и взяли в плен.
И вот наши бойцы подходят к болоту и тупо смотрят в воду. Сначала в него прыгает Чапаев (он привык), а потом и остальные . Бойцы, (не снимая сапог), долго бороздят просторы тайного болота, будто фойе Большого Театра. Навстречу им, отперев дверь тайной лаборатории Золотым ключиком, выплывают нацистские водолазы (У них, чтобы мудаки-зрители не перепутали, на рукаве гидрокостюма повязка со свастикой ). Не долго думая, бойцы перерезали всех водолазов заветным кинжалом, а тут навстречу выплыл и Чапай.
- Пока вы водолазов резали, - говорит, - я Золотой ключик спиздил.
- Охуеть! - говорят все радостно, потому что понимают, что с Золотым ключиком они круче любого Буратино.
Красноармейский спецназ залезает внутрь Тайной Лаборатории. Надо оговориться, что в наших говнофильмах все Тайные Лаборатории сняты в декорациях из «Небесного тихохода», где под ужасные звуки из стены выезжала большая пушка. Был такой ещё фильм «Фронт без линии фронта» ( Этих фронтов было много, но в одном точно была Тайная Лаборатория в Пенемюнде) - там были те же декорации, только цветные. Чтобы зритель не перепутал Тайную Лабораторию, с какой-нибудь хуйнёй там всегда по углам стоят огромные фанерные свастики, а на стенах висят имперские орлы в два человеческих роста. Надо сказать, что из того же "Небесного тихохода" спиздили антураж Тайных Лабораторий и в игре "Вольфшанце", в которую я играл, когда был молод и имел я силёнку. ). Здесь ровно тоже самое.

Тут герои начинают месить охрану (всё это спизжено из фильмов про Джеки Чана - особенно усердствует боец с косой до попы. Ну, это кто бы сомневался). За углом бойцы видят Нацистского врача-вредителя, что уже занёс над девушкой Смертельный Шприц.
- Позвольте, у меня тут эксперимент, - возмущается Нацистский Врач-вредитель.
- Так поучаствуй в нём сам, дарагой! – говорит лицо кавказкой национальности и втыкает во врача его же Смертельный Шприц.
Но как только бойцы выбираются наверх, их встречает банда Гламурных Эсэсовцев. Все становятся в ушуистские позы и ну пиздиться ногами.
Гламурных Эсэсовцев сразу профилактически отпиздили, они очень обиделись и тут же достали из карманов большие таблетки Военного Экстази и их сожрали. Но бойцы Красноармейского Спецназа оказались не лыком шиты – они-то спиздили Военное Экстази из лаборатории Военное Экстази, и на глазах удивлённых Эсэсовцев его тоже сожрали.
Ну и опять наваляли Эсэсовцам по самое не балуйся.
Всё это раненному фронтовому кинооператору жутко надоело, потому что он понял, что этак фильм никогда не кончился. Оказалось, что пока все пиздили Военное Экстази, он спиздил парабеллум с одним патроном.
- Съёбывайте! – говорит он своим товарищам и девушке. – А я стрельну и погибну смертью храбрых.
Тут все и съебались (даже Гламурные Эсесовцы, кроме главного. Этому-то главному всё было похуй). Тут кинооператор пальнул, и ещё две минуты фильм снимали сквозь конфорку бытовой газовой плиты ( Очень похоже на рекламу «Газпрома» ).
Дальше хуй его знает, что произошло, но очевидно, что Красноармейский спецназ выжил, переоделся и вот бойцы, отдавая честь, торжественно кладут кинокамеру на могильный холмик. Ну и, действительно, - хули её к своим тащить – она тяжёлая.

Вот какие огурцы продаются теперь в магазинах. Такие вот фильмы показывают нам в прайм-тайм. Ни в пизду, так сказать, ни в Красную Армию.

В ролях: Александр Соловьев, Алексей Фаддеев, Глафира Тарханова, Юрий Сысоев Режиссер: Михаил Шевчук. Россия. 2006.

Извините, если кого обидел