April 28th, 2007

История про Карла

.

Как-то вчера мне не хотелось говорить о смертях и покойниках, но всё же я продолжу рассказ об отходах производства - то есть о Карлсолне.
Так вот, это на самом деле рассказ о Карле XII.
Карл - удивительный исторический персонаж, а ведь в русские школьные учебники он поместился единственно в виде человечка на носилках. Этот человечек грустно сидел внизу схемы Полтавского сражения. Сверху же, к северу, гарцевал на коне другой человечек - и то был Пётр.
Вся интонация описания Полтавы "ура-мы-ломим-гнутся-шведы" довольно сомнительна. Это всё странный сплав пушкинской поэмы и популяризации Алексея Толстого. И не то, что бы это было ложью, а всё какая-то недоделанная правда.
Полтава вошла в язык как символ торжества русского оружия (которым она и являлась), да только в этом событии масса тёмных мест. Как-то забываются главные обстоятельства этой битвы, меж тем, человек непредвзятый может многое из них подчерпнуть о военной истории и истории вообще.
Главное, не орать "ура-а!" с выпученными глазами, и (что зеркально), не искать в этой истории дополнительных русофобских ужасов. Там много всего ужасного - но не так, подлецы, врёте - всё иначе.
Есть знаменитый тост Петра за шведских учителей перед пленными генералами. Так-то оно так, но результат сражения мог был бы быть куда более радикальным, если бы победа была осознана русскими, и они не пришли в состояние моментальной эйфории. Да, со времён Нарвы русская армия научилась многому, но мифология Петра как-то забывала о том, что после Полтавы Пётр отправился на юг и довольно радикально получил пиздюлей (да, я люблю это слово) от турок.
(Вокруг этого существует уже своя мифология - в ней Екатерина задабривает турков своими брильянтами (а то и, в изложении Не-Буквы), своим телом. Всё это весьма сомнительно. Но так или иначе, уроки были усвоены не вполне.
Так-то всё так, но история Полтавской битвы со стороны шведов самогубидельна (что не отменяет сноровистости русских): ранение харизматического лидера (Карл был в полубессознательном состоянии), отвратительная рекогнесцеровка, отсутствие зарядов к пушкам, потеря управления в ходе боя, раздоры командующих колоннами, отсутствие взаимодействия... Не говоря уж о численном превосходстве русских.
Есь хорошая книжка Бориса Григорьева в серии ЖЗЛ, но и он зачем-то цитирует Вольтера: "Вольтер пишет, что под Полтавой сошлись две разные ипостаси человеческого характера, два антипода: по одну сторону был Карл XII — любитель опасности ради опасности обладавший львиной храбростью, сражавшийся ради удовольствия; по другую находился царь Петр I — осторожный политик, воевавший в интересах своего государства и народа. Один - безрассудный, от рождения расточительный; другой — расчетливый и целеустремленный. Один - целомудренный и воздержанный по темпераменту; другой - любитель вина и женщин. Один - уже завоевал титул Непобедимого, но рисковал потерять его при первом поражении; другой - только собирался завоевать титул Великого, и никто и ничто не могло бы его отнять у него. Один — рискующий прошлым, другой - будущим. Если бы Карл XII был убит, это в конце концов была бы только потеря человека и Швеция осталась бы такой, какой она была, какой должна была быть. Если бы был убит Петр I, то с его смертью потерпело бы крушение все его дело, а значит, погибла бы и Россия".
Но мифология на этим не прекращает бег, хоть и сам Карл XII после Полтавы для русского человека валится вон с доски, будто шахматная фигура. Может даже показаться, что он помер от своей знаменитой раны.
Ан нет, Карл жил в Бендерах несколько лет в полуизгнании-полуплену, то ругался с турками (доходило до перестрелок), то был у них на содеоржании - и можно представить себе, в каком бешенстве он прискакал на место лагеря Петра I, уже оставленного русскими. Как он хотел наверстать упущенное, и какими глазами глядел на уходящую русскую армию после подписания мира.
Потом он инкогнито пересёк Европу и продолжил воевать.
Уже менее удачно - но всё же.
Он воевал на Рюгене, затем два раза сходил в Норвегию, которая была в унии с Данией. Там-то и нашла его пятая пуля. Король высунулся из траншеи и сполз обратно с дыркой в голове.
До сих пор спорят, не убрал ли его кто-то из своих: недовольства в стране было много; война тянулась как пытка, а рекрутов продолжали набирать несмотря на нехватку мужчин; при дворе началось брожение - и многим смерть Карла помогла. Да и вообще, общественное сознание не любит случайных пуль, теория заговоров гораздо миле - тем более, на всякую смерть знаменитого человека приходится полдюжины признаний.
Карла вытаскивали из могилы два раза (последний - в 1917 году). Уверенности никому это не прибавило - дырка в голове наличествовала, но более ничего выяснить не удалось.

Вот вам эта дырка: - если кто не верит.

Обстоятельств тут несколько:
Во-первых, феномен народной любви к соотечественнику-завоевателю. Это любовь специфична (спокойных государей никто не любит, а вот залей полмира кровью, положи цвет нации на своих и чужих полях - любовь сограждан гарантирован). Вон как преломил историю Франции Наполеон, а до сих пор величественно лежит в Соборе Ивалидов и является объектом поклонения.
Во-вторых, эти битвы начала XVIII века велись очень молодыми государями: Карлу восемнадцать лет под Нарвой, двадцать семь при Полтаве, а убиит он в тридцать шесть. Пётр на десять лет сташе, а пережил Карла всего на семь лет.
В-третьих, в описании баталий всё время лезет след Малого ледникового периода - все эти метели, скрывающие войска в первых числах октября и проч., и проч.



Извините, если кого обидел

История про то же самое.

.

...Но ещё интересне история с Мазепой. "Донос на гетмана-злодея" и всё такое. Вообще Иван Степанович - личность совершенно замечательная. Это настоящий харизматический политик с налётом авантюризма, каких было тогда много. Что называется "обыкновенная биография в необыкновенное время".
Если черпать информацию только из Пушкина, тогда, конечно, это всего лишь похотливый старый пердун, Мотря Кочубей и довольно бессмысленное предательство.
Но всё интереснее.
Для начала надо сказать, что Мазепа получил блестящее образование - он окончил Киево-Могилянскую академию, свободно владел латынью, говорил по-итальянски, немецки, и, разумеется, по-польски, по-русски. Понятно, что и по-украински. Говорят, что в 1657-69 он закончил в Европе курс философии, а так же изучал артиллерию и фортификацию.
То что он был пажом при дворе Казимира, не совсем верно: нужно уточнить - он всё же был не "пажом", а "покоевым", то есть находился на не очень низкой почётной должности.
Тогда же он поссорился с Яном Пасеком, что и рассказал всему миру знаменитую историю про роман Мазепы. Пасек пишет о голом казаке, которого привязал к коню оскорблённый муж. Но тут есть тонкость - Пассек однажды даже подрался с Мазепой, но король их помирил. "Памятник" говорит об этой истории глухо, а так же сообщает, что "с тех пор Мазепу вовсе никто не видел". В общем, Пасеку веры нет - и, сдаётся, он попросту сводит счёты.
Впрочем, легенда трансформировалась - и вот уже, прыгнув в седло после ночи любви, молодой козак голый скачет по лесу, сзади раздаётся грохот выстрела вдогон, молодая жена шляхтича заламывает руки, погоня запаздывает, а ветви больно хлещут обнажённое тело... Красота! Но, судя по всему, это всё миф.

Народная мифология связывает имя Мазепы только с одним событием - его переходом на сторону Карла XII. Меж тем половина казачьих старшин по два раза в год меняла сволю политическую ориентацию. А что делать?
Это даже не "хочешь жить - умей вертется", а "хочешь выжить". Согласно планам Петра вся Гетьманщина была буферной зоной и восковые операции обрекали её на участь выжженой земли. Более того, Петру Гетьманщина, как непонятная автономия под боком вряд ли нравилась, и её уничтожение было предрешено.

В хорошей книге Таировой-Яковлевой [1] , которую я рекомендую, она пишет: «Отношения между государствами регулируются юридическими договорами. Украина продолжала оставаться автономным государством, признавая власть царя исключительно на условиях Коломакских статей. Целый ряд пунктов этого договора был к октябрю 1708 год нарушен Петром. Почему-то представляется естественным и оправданным то, что при завершении Северной войны Петр добьется сохранения за собой финских земель и отдаст полякам православное Правобережье. Такая позиция, возможно, действительно соответствовала интересам Российской империи. Но очень странно обвинять при этом Мазепу в том, что он ставил интересы Украины выше интересов империи.
Существует и еще один прием, с помощью которого пытаются доказать правомочность обвинения Мазепы в «измене». Заявляется, что в случае перехода к шведам речь идет о военном преступлении, а следовательно, виновный (виновные) подлежал самому строгому приговору военного суда. Эта логика грешит очень многими натяжками. Никогда Петр и его окружение не считали гетмана военным чином, а Войско Запорожское всегда, начиная с 1654 года, рассматривалось в Москве исключительно как государственное понятие. Поэтому и присягали гетманы за «Войско Запорожское с городами и с землями». В сохранившихся до наших дней высказываниях Мазепы эта мысль отслеживается очень четко. Он рассматривал себя не как военачальника, но как «государя» подвластного ему края. Поэтому и заботился о своих подданных, их «женах и детях». На самом деле, это была устойчивая традиция, которая имела место со времен Сагайдачного, боровшегося не за сословные казацкие интересы, но за восстановление православия в Украине. В своих универсалах начала XVIII века Мазепа постоянно подчеркивал, что заботится об «отчизне нашей малороссийской». То есть разделял интересы Украины и России, не считая себя обязанным заботиться об общеимперских интересах. Такое представление полностью вписывалось в общеевропейскую концепцию «государя» начала Нового времени.
Кроме этого, концепция «военного преступления» совершенно не соответствует реальным действиям, предпринятым петровским правительством, в частности — расправам над семьями «мазепинцев» и простыми мирными жителями»…

Я это к чему? Собственнно, к тому же, что и раньше. Совы не то, чем они кажутся, а в досужих рассуждениях об истории масса привнесённой позиции. Мир делится на своих и чужих, и мертвецам присваиваются нужные нам свойства.
Это я не к тому, что Мазепа - лучший друг России, и прямо сейчас, немедленно, ему нужно посвятить какую-нибудь мозаику на станции метро "Киевская".
Я к тому, что если не бросаться из крайности в крайность, люди прошлого могут быть куда более интереснее, чем мифы о них.

__________________________________________________________
[1] Таирова-Яковлева Т. Мазепа. - М.: Молодая гвардия, 2007. - 271 с.. (Жизнь замечательных людей) 5000 экз. ISBN: 978-5-235-02966-8






Извините, если кого обидел